.RU

Книга из цикла "Ехо" - 3


- Ну да, ну да, - рассеянно согласился Джуффин. - Согласно нашей официальной версии, у него при дворе что-то стряслось, а поскольку у халифа остались весьма приятные впечатления от вашей достопримечательной встречи, он попросил Его Величество Гурига... ну и все такое, дальше сам можешь дофантазировать.
- Ага. А Цуан Афия подтвердит эту информацию в случае чего?
- Разумеется, не подтвердит, - шеф равнодушно пожал плечами, - но и не опровергнет. Он попросту проигнорирует любой вопрос, а если даже и соизволит что-нибудь ответить, то не раньше чем через полгода, поскольку торопливость не считается достоинством, приличествующим правителям Куманского Халифата.
- Тоже верно, - невольно улыбнулся я, вспомнив своеобразные традиции куманского двора, от которых и сам пострадал немало, чуть ли не две дюжины дней дожидаясь аудиенции у халифа, причем дело у меня было не просто срочное, а безотлагательное.
- До заката можешь резвиться, - устало вздохнул Джуффин. - Заодно и нашу официальную версию раструбишь на всех углах. И постарайся врать как можно убедительнее, я тебя умоляю!
- Хорошо, - обреченно пообещал я. - Буду вдохновенно врать, если вы считаете, что так надо... - И после небольшой, но напряженной паузы спросил:
- Думаете, я серьезно влип?
- Как всегда, - ехидно ответствовал шеф.
- Какая прелесть! - буркнул я уже с порога. Вообще-то я, пожалуй, переборщил с выражением недовольства. Не такой уж скверной казалась мне жизнь, когда я покидал дом сэра Джуффина. Во-первых, на пороге топтался мой старинный приятель по имени Хуф. Я бережно взял собачку на руки, чтобы подарить этому мохнатому малышу счастливую возможность облизать мой нос - до сих пор не могу понять, что такого особенного он находит в этом весьма заурядном предмете!
Во-вторых, резвые солнечные зайчики, жизнерадостно пляшущие на серебристой поверхности Хурона, не заботясь о безопасности многочисленных возниц, вынужденных пересекать мосты почти вслепую, больше не казались мне надоедливыми - напротив, я решил, что они редкостные симпатяги. И в-третьих, пьянящий ветер дальних странствий уже кружил мою бедную, с детства нафаршированную всяческими романтическими глупостями голову. Не могу сказать, что перевозка умирающих стариков на летающем пузыре Буурахри сквозь плотно сомкнутые ряды их старинных врагов является моим давним хобби, просто я очень люблю жизнь во всех ее проявлениях, при условии, что эти самые проявления отличаются некоторым разнообразием...
Одним словом, я был вынужден с некоторым удивлением признать, что настроен скорее оптимистически, чем нет. Довольно странно, если учесть, что сам сэр Джуффин Халли не был уверен в благополучном исходе моей странной миссии. Мое настроение стало еще лучезарнее, когда я обнаружил, что владелец крошечного трактирчика, приютившегося в конце Гребня Ехо, выставил несколько столиков на свежий воздух - явление само по себе ничем не примечательное, если бы за одним из столиков не сидела леди Меламори. Ее яркое полосатое лоохи трепетало на ветру как флаг какой-нибудь неведомой страны. Любовь всей моей жизни наворачивала мороженое с энтузиазмом оголодавшего за зиму медведя-шатуна. Она еще и перемазаться умудрилась, совсем как наш пернатый умник Куруш, который, в отличие от нее, не имеет решительно никакой возможности пользоваться салфетками. Меня она упорно отказывалась замечать, пока я не уселся напротив.
Справедливости ради следует отметить, что наличие моей физиономии в полуметре от ее собственной заставило Меламори на мгновение оторваться от мороженого.
- Здорово! - искренне обрадовалась она. - А я как раз тебя выслеживаю. До меня доползли слухи, что ты сидишь дома у нашего шефа, - Кофа собственными глазами видел, как твой амобилер пересекал мост, и я предположила, что рано или поздно ты решишься покинуть сие священное место. И вот сижу караулю...
- Гениально! - вздохнул я. - Собирать информацию ты действительно умеешь.
А вот сидеть в засаде - не очень-то.
- Что, скажешь, я плохо сижу? - возмутилась она. - По-моему, так просто отлично!
- Никаких возражений. - Моя улыбка помимо воли уползала куда-то за священные границы, в пределах которых, по мнению матушки природы, должна была оставаться моя рожа. - Сидишь ты великолепно. И развлечение нашла достойное, - я многозначительно покосился на вазочку с мороженым. - Но вот меня ты не заметила. Скажу больше: даже если бы я не ехал по этому мосту в амобилере, а скакал по его перилам, в чем мать родила, распевая народные песни жителей границ, ты бы вряд ли оторвалась от мороженого!
- Нет, - задумчиво возразила Меламори. - Ну, если бы ты просто скакал голышом, я бы, пожалуй, действительно могла пропустить это замечательное событие, но если бы ты еще и пел, мне бы кусок в горло не полез... А вообще-то, я решила, что в таком наряде ты и сам меня заметишь. И, как видишь, оказалась права. Так что я очень хорошо сижу в засаде, просто отлично сижу, и попрошу без грязных инсинуаций!
- Инсинуации были, признаю, - покаялся я. - Но не грязные. Я их мыл перед употреблением, честное слово!
- Ну извини, - снисходительно согласилась она. - Ежели мыл, тогда никаких претензий. В знак примирения могу угостить тебя мороженым... только не вздумай тянуть лапы к моему, обжора! Лучше уж я закажу еще одну порцию.
- Это кто еще обжора, - хмыкнул я. - Ладно, заказывай. Мороженого, камры и вообще всего, что душа пожелает. Будем кутить напоследок.
- Ты что, умираешь? - хладнокровно поинтересовалась Меламори. - Я бы тебе не советовала. Жизнь, знаешь ли, прекрасна и удивительна.
- Я не умираю, а уезжаю, - вздохнул я. - И теперь начинаю понимать, что это ужасно: я уеду на этот грешный Уандук, а ты останешься здесь, и некому будет вытереть твой замечательный ротик, когда ты в очередной раз дорвешься до мороженого... вот так! - Я наконец сделал то, чего мне хотелось с самого начала: использовал белоснежную салфетку по назначению и привел изумительное личико Меламори в полное соответствие с собственными консервативными представлениями об элементарных требованиях гигиены.
- А я измазалась? - смущенно спросила она. - С ума сойти: в детстве не понимала, как людям удается есть мороженое и оставаться чистыми, и до сих пор не понимаю... С другой стороны, Макс, если ты все равно уедешь, какая разница: утираться или не утираться? По-моему, ты единственный человек во вселенной, которого всерьез заботит этот вопрос. Правда, есть еще мама, но с ней я вижусь так редко, что она не в счет... Ой, подожди, а ты что, действительно уезжаешь?
Надолго?
- Не знаю еще, - я пожал плечами.
- А что ты забыл на Уандуке? - строго спросила она.
- Могу соврать, могу промолчать, - честно признался я. - Выбирай, что тебе больше нравится.
- Понятно, - вздохнула Меламори. - Расспрашивать бессмысленно, да? Ну тогда хоть соври, чтобы я была в курсе официальной версии.
Я послушно пересказал ей очередной шедевр сэра Джуффина Халли, который уже давно снискал себе славу если не самого талантливого, то самого плодовитого автора в жанре художественной фальсификации. Господа журналисты могли "откусить", как любил говаривать мой старинный приятель Андэ Пу, великий поэт, а ныне гражданин далекого южного Ташера.
- Что ж, звучит вполне достоверно, - снисходительно отметила она и загрустила - минуты на полторы, никак не меньше. Потом бодро тряхнула отросшей челкой и снова принялась за мороженое.
- Макс, я давно хотела спросить: а ты очень ревнивый? - деловито осведомилась она с набитым ртом.
- Очень, - растерянно ответил я. - С трудом удерживаюсь от желания запереть тебя в подвале на все время своего отсутствия. Впрочем, этот злодей Джуффин все равно быстренько тебя разыщет, выпустит и отправит на службу... И мой тебе совет: больше никогда не задавай подобных вопросов глупым мужчинам накануне их отъезда. Это травмирует нашу нежную психику.
Меламори звонко расхохоталась.
- Ты решил, что я подыскала тебе подходящего заместителя? - сквозь смех спросила она. - Ты гений, Макс, я бы ни за что не додумалась! Но вообще-то я имела в виду не себя, а Друппи. Собиралась узнать, будешь ли ты возражать, если я заберу к себе твою собаку. Пусть поживет у меня, пока ты проводишь ревизию многочисленных гаремов Его Величества Нубуйлибуни Цуан Афин. Я с ней буду гулять - по крайней мере, я вполне способна удержать ее на поводке, в отличие от некоторых...
- Не преуменьшай мое могущество, и без того весьма сомнительное, - рассмеялся я. - А вообще это замечательная идея. Единственный известный мне способ не разбить его большое нежное сердце. Он тебя очень любит.
- Я тоже так подумала, - гордо заявила Меламори. - Знаешь что? - деловито сказала она, добивая мою порцию мороженого. - По-моему, нам с тобой просто необходимо прогуляться по городу. Без всяких катаний на амобилере, скорбных поцелуев на прощание и потоков джубатыкской пьяни, чтобы залить горе.
- Отличная идея, - улыбнулся я. - Хотя от пары-тройки поцелуев на прощание я бы не отказался. Со своей стороны обещаю, что скорбными они не будут.
- Договорились, - кивнула она. А потом озабоченно поинтересовалась:
- Но ведь у тебя, наверное, куча дел перед отъездом?
- Наверное, - равнодушно согласился я. - И единственный разумный поступок, который я могу совершить в данной ситуации, - это послать их подальше. Прогулка с тобой - единственное и неповторимое дело, которое я просто обязан довести до конца - под "концом" я разумею пресловутые прощальные поцелуи. Все остальное - к Темным Магистрам!
- Здорово! - резюмировала она и торжественно отставила в сторону обе опустевшие вазочки. В ее темно-серых глазах плясали мои старые приятели солнечные зайчики. На сей раз они явились с официальным предупреждением, что нам с Меламори предстоит не слишком долгий, но чертовски хороший весенний день.
"Грешные Магистры! - подумал я. - Человек просто не может быть таким счастливым, это противно его природе. Наверное, я все-таки сумасшедший..."
Определившись с собственным диагнозом, я расслабился и позволил себе и дальше пребывать в этом замечательном настроении. Оно угасло только перед самым закатом, когда выяснилось, что мне все-таки пора собираться и пулей лететь на другое свидание - в Иафах. Меламори, впрочем, и не думала устраивать мне на прощание какую-нибудь скорбную сцену. Сидела на краю моей постели с не правдоподобно довольной физиономией и мечтательным голосом расписывала свои планы касательно предстоящих прогулок с моей собакой.
- Не перегни палку, - попросил я, впопыхах запихивая в свою дорожную сумку все подвернувшиеся под руку предметы гардероба. - Еще немного, и я решу, что ты всю жизнь мечтала, чтобы я уехал как можно дальше. Я рад, конечно, что ты не грустишь из-за моего отъезда... Ох, рад-то я рад, но мне обидно!
- Чего я точно не собираюсь делать, так это грустить из-за твоего отъезда, - неожиданно серьезно сказала она. - Ни за что! Слишком мелочное чувство. Не хочу его испытывать.
- Ты такая же сумасшедшая, как я сам, - удовлетворенно констатировал я. - Любой сведущий знахарь из Приюта Безумных был бы в ужасе, но мне это даже нравится... Сумасшедшая птица, прилетевшая с Арвароха и ловко прикинувшаяся женщиной, вот ты кто! - И нежно улыбнулся, вспомнив неуклюжую походку взъерошенного буривуха, в облике которого в свое время свалилось на мою голову это потрясающее существо.
- Любая женщина - сумасшедшая птица, - все так же серьезно ответила Меламори. - Любая - запомни это, сэр Макс! Проблема в том, что большинство женщин стремятся научиться не летать, а только вить гнезда. Просто беда с нашей сестрой!
- Отличная метафора, - одобрительно промычал я, пытаясь затянуть ремень на дорожной сумке.
- Никакая это не метафора. Сухая констатация факта, - вздохнула Меламори.
- Мне-то повезло: я от рождения испытываю отвращение к витью гнезд... и именно поэтому - заметь! - решительно отказываюсь грустить по поводу твоего отъезда.
- А я решительно отказываюсь жить в мире, где нет тебя, - искренне сообщил я. А потом с ужасом обнаружил, что сборы подошли к концу, и у меня больше нет ни единого предлога, чтобы задержаться дома еще на несколько минут. - Кажется, я уже иду, - удрученно сообщил я, взваливая на плечо изрядно отяжелевшую сумку.
- Иди, - невозмутимо кивнула она. - А я, если не возражаешь, задержусь в твоем дворце. Буду слоняться тут с хозяйским видом до тех пор, пока в очередной раз не решу, что спать лучше дома...
- Благо сегодня некому будет возражать против столь спорного утверждения, - вздохнул я. Еще немного помаячил на пороге и наконец нашел в себе силы развернуться и уйти. Великий Магистр Ордена Семилистника Нуфлин Мони Мах вряд ли должен был расплачиваться жизнью за мою маленькую нелепую слабость к затянутым прощальным сценам.
Джуффин ждал меня в Доме у Моста, так что я решил пройтись пешком, даром что ноги все еще гудели после многочасовых блужданий по узким улочкам древнего центра Ехо в обществе неугомонной леди Меламори. Когда дело доходит до пешей ходьбы, ее темперамент становится совершенно невыносимым! Но одинокая прогулка по городу, который предстоит покинуть надолго, - это нечто особенное. "Надолго, - говорил я себе, - всего лишь надолго". Я упорно не желал извлекать из архива пассивной лексики паскудное словечко "навсегда", поскольку паника - штука хорошая в том случае, когда под рукой есть такой специальный полезный дядя вроде сэра Джуффина Халли, который всегда готов развеять твои мрачные предчувствия одной-единственной снисходительной репликой. Но сегодня утром мне показалось, что Джуффин и сам не слишком-то уверен в благополучном завершении моего путешествия в Страну Мертвых, поэтому пришлось поддерживать оптимистический настрой собственными скудными силами. Впрочем, у меня обнаружились отличные помощники: теплый, но свежий ветер, который донес до меня слабый аромат цветущих садов Левобережья; оранжевые и голубые огоньки, один за другим загорающиеся в окнах домов; тихие звуки музыки, доносящиеся из-за распахнутых настежь дверей трактиров, которых в этой части Старого Города, чуть ли не больше, чем жителей. Я люблю Ехо почти так же сильно, как саму жизнь, и совершенно уверен, что у этого дивного города попросту не бывает плохих дней: его мозаичные мостовые прекрасны всегда, в любую погоду, вне зависимости от моего дурацкого настроения. Они были восхитительны за много столетий до того дня, когда мои глаза впервые сощурились от сияния здешних фонарей, и великолепие этих улиц будет кружить романтические головы после того, как я отправлюсь на свою самую последнюю прогулку. И все же сегодня город был особенно неотразим. Густая синева долгих сумерек, приправленная ароматами дыма, меда и мяты, ластилась ко мне как огромная невидимая кошка, пока я неторопливо шагал в направлении улицы Медных Горшков, - маленькое, повседневное, но совершенно необъяснимое чудо, предназначенное, кажется, для меня одного...
- Ах ты предатель! - ласково сказал мне сэр Кофа Йох, которого я поначалу не заметил. Дело не в том, что в коридоре Управления Полного Порядка вечно царит полумрак, просто Кофа успел как следует экипироваться для очередного рейда по городским трактирам: закутался в свой знаменитый укумбийский плащ, который способен превратить в невидимку даже такого солидного пожилого джентльмена, как наш Мастер Слышащий.
- Почему предатель? - опешил я.
- Ну как почему? Едешь на Уандук, прямехонько в объятия гостеприимного Цуан Афин - и без меня! Типичный предатель!
- Без вас - это ладно, он туда еще и без меня едет, гад такой! - сварливо сказал Мелифаро. Он выглянул из своего кабинета, заинтригованный звучанием наших голосов, и взирал на меня с таким упреком, словно я только что силой отнял несколько килограммов конфет у оравы голодных сирот.
- Моему адвокату дадут слово, или меня сразу расстреляют? - несчастным голосом спросил я.
- А что такого интересного может сообщить твой адвокат? - полюбопытствовал Кофа. - И, кстати, давно хотел спросить: что это за нелепая профессия?
- Адвокат - это такой специальный человек, который помогает влипшим в неприятности идиотам выкручиваться и оправдываться. Почему-то считается, будто сами они слова в свою защиту сказать не способны, - тоном знатока объяснил ему Мелифаро, большой любитель криминального кино моей исторической родины. - Но наш сэр Макс сам себе адвокат, одно удовольствие его слушать! Сейчас небось будет молоть какую-нибудь чушь о трудном детстве.
- Не дождетесь! - фыркнул я. - Хотя детство у меня действительно было то еще... Но по сравнению с предстоящей мне тоскливой поездкой в Куманский Халифат, без вас обоих - единственных существ, которые могли бы хоть как-то скрасить мое убогое существование, детство представляется мне отнюдь не самой мрачной страницей биографии! Поэтому стреляйте, господа, мне терять нечего.
- Разжалобил, сволочь! - огорчился Мелифаро. И доверительно сообщил Кофе:
- А я уж было морду ему бить собрался...
- Ни в коем случае. Теперь нам придется покупать ему пирожные, - тоном опытного врача, выписывающего рецепт, сказал Кофа. - А то как бы руки на себя не наложил. Макс умный мальчик и понимает, что без меня в Куманском Халифате делать совершенно нечего...
- Нет, он наконец-то осознал, что это без меня там нечего делать, - гордо возразил Мелифаро. - По крайней мере, такому зануде, как он. Я - единственный, кто мог бы его как следует напоить, а потом, возможно, и вытащить на увлекательную экскурсию по чужим гаремам, а теперь... Чем он будет заниматься на досуге? Газеты читать?
- Хваленые куманские гаремы - ничто по сравнению с их кухней, - снисходительно отметил Кофа. - Я в свое время как следует распробовал и то и другое и могу тебя заверить...
Пока они препирались, я тихонько ускользнул в пустующий Зал Общей Работы, а оттуда - в кабинет шефа. Будь моя воля, я бы болтал с коллегами до наступления следующего утра, тем паче, что они уже были готовы начинать меня утешать, но время поджимало.
- Наконец-то! - с явным облегчением сказал Джуффин. - Я уже собрался посылать тебе зов, только никак не мог подобрать достойные ругательства, каковые могли бы потрясти твое воображение и внушить тебе некоторое уважение к начальству, а сэра Шурфа с его знаменитым конспектом рядом не оказалось. Боюсь, он просто повел свою собаку на очередную лекцию в Королевском Университете...
Ладно, пошли, - и он, не откладывая дело в долгий ящик, начал медленно погружаться в каменную стену.
Я судорожно сглотнул: сколько раз мне доводилось принимать участие в подобных мероприятиях, но к некоторым вещам просто невозможно привыкнуть!
Зажмурился и героически ломанулся следом за шефом. Пережил несколько не самых приятных секунд - с некоторых пор я ужасно боюсь застрять в стене! - а потом с облегчением обнаружил себя в уютной темноте одного из многочисленных подземных переходов, соединяющих Дом у Моста с Иафахом, главной резиденцией Ордена Семилистника, "благостного и единственного", если пользоваться выспренней казенной формулировкой, обязательной для употребления в официальных документах.
- Я решил немного сократить путь, чтобы избавить тебя от продолжения дискуссии о гаремах Куманского Халифата, - невинно заметил Джуффин, с воистину ангельским злорадством разглядывая мою перекошенную рожу.
- Жизнь мою вы решили "немного сократить", - проворчал я, к его неописуемому удовольствию.
- Ты дела-то уладил перед отъездом, герой? - лукаво спросил шеф, пока мы брели по темному коридору.
- Нет, - честно ответил я. - Понял, что на все дела у меня не хватит времени, и сосредоточился на главном.
Признаться, я думал, что сейчас мне заслуженно намылят голову. Вообще-то я должен был не предаваться романтическим прогулкам с любимой девушкой, а подыскать себе более полезное занятие. К примеру, передать сэру Шурфу толстенную стопку самопишущих табличек с отчетами из провинциальных отделений Тайного Сыска, каковые я с завидным упорством тупого, но трудолюбивого первокурсника, корпящего над первым в жизни рефератом, тщился привести в порядок в течение последних дней, и сопроводить сей торжественный акт краткой, но внятной лекцией о своих успехах на этом поприще, дабы он мог продолжить и благополучно завершить мой скорбный труд. Кроме того, мне полагалось ввести Мелифаро в курс нескольких мелких дел, расследование коих почему-то входило в сферу моей компетенции; вызвать Нумминориха из внеочередного отпуска, каковой он получил исключительно по причине моей личной симпатии к его семейству; вручить очередную коробку "контрабандных" сигар из своего мира Генералу Городской Полиции Бубуте Боху, чьи отношения с Тайным Сыском в последнее время опять начали усложняться, и прочая, и прочая... Ох, список мелких, но обязательных дел, каковые мне, по идее, полагалось привести в порядок перед отъездом, был настолько велик, что даже не умещался в моей бедной голове! Но, к моему изумлению, Джуффин одобрительно кивнул:
- И правильно. Хорош бы ты был, если бы провел день, панически роясь в этих грешных табличках...
- Ваша покладистость меня настораживает, - фыркнул я. - Начинаю чувствовать себя умирающим.
- А ты считаешь, что доброго отношения заслуживают только умирающие? - усмехнулся Джуффин.
Увы, ему так и не удалось поднять настроение - ни мне, ни, кажется, даже себе. Может быть, все дело в том, что мы уже приближались к Иафаху, древние стены которого насквозь пропитались мрачным гнетущим настроением - казалось, еще немного, и оно начнет клубиться и оседать на пол невесомыми влажными клочьями, как зимний угуландский туман.
- Ужас, да? - тихо спросил Джуффин, открывая передо мной невидимую дверь, вернее, небольшой проем, высотой чуть больше метра. Мне пришлось преодолевать его чуть ли не на четвереньках, моему шефу - тоже. Как и следовало ожидать, этот "крысиный лаз" привел нас в один из коридоров резиденции Ордена Семилистника. Проем тут же исчез, словно его никогда не было, древние камни стены за нашими спинами даже можно было потрогать. Я не удержался от искушения и обнаружил, что они были прохладными и немного скользкими, как стены колодца.
4 5 6 7 8 9 ... 34 2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.