.RU

Ричард Адамс Обитатели холмов [издание 2011 г.] - 33


— Могу я узнать, в чем дело, сэр? — спросил Шишак.
— Вопросы задаю я, — сказал генерал. — Крестовник видел тебя раньше. Он узнал тебя по твоей «шапочке». Как ты думаешь, где вы могли встретиться?
— Понятия не имею.
— Ты когда-нибудь удирал от лисы?
— Да, сэр, несколько дней назад по дороге сюда.
— Ты навел лису прямо на кролика, и он погиб. Хорошо ли это?
— Но я не собирался ее ни на кого наводить. Я просто не знал, что в лесу кто-то есть.
— Но ты никому ничего не рассказал.
— Мне это просто в голову не пришло. Разве нельзя удирать от лисы?
— Ты обвиняешься в гибели эфрафского офицера.
— Но это же был несчастный случай! Лиса могла бы поймать его и без меня.
— Нет, — отрезал генерал. — Не таков был Кровец, чтобы попасться лисе. Тот, кто знает, что к чему, лисам не попадается.
— Прошу прощения, сэр. Парню просто не повезло.
Генерал не сводил с Шишака светлых больших глаз.
— А это другой вопрос, Тлайли. Как раз в тот день патруль напал на след шайки бродяг. Что тебе о них известно?
— Я тоже видел следы, примерно в то же самое время. И больше мне нечего добавить.
— А ты не с ними шел?
— Если бы я шел с ними, зачем я явился бы в Эфрафу?
— Повторяю — вопросы задаю я. А ты не знаешь, куда они могли деться?
— Боюсь, что нет, сэр.
Генерал отвел глаза и сидел молча. Шишак понял, что тот ждет, когда Шишак попросит позволения уйти. И решил тоже молчать.
— Есть и еще кое-что, — наконец произнес генерал. — Утром в поле видели белую птицу. Ты не боишься таких птиц?
— Нет, сэр. Мне никогда не приходилось слышать, чтобы они нападали на кроликов.
— Все-то ты знаешь, Тлайли! Но такое все же случается. Так почему ты подошел к ней близко?
Шишак быстро сообразил:
— Говоря по правде, сэр, я хотел произвести хорошее впечатление на капитана Кервеля.
— Что ж, ладно. Но если ты хочешь произвести хорошее впечатление, начни лучше с меня. Послезавтра я сам поведу внешний патруль. Мы пойдем за железную дорогу и попытаемся разыскать след — след тех самых бродяг, которых Кровец поймал бы, если бы не ты. Ты пойдешь со мной — вот тогда мы и посмотрим, чего ты стоишь.
— Отлично, сэр. Я очень рад.
И вновь генерал замолчал. На этот раз Шишак решил, что пора уходить. Но едва он шелохнулся, как его остановил новый вопрос:
— Хизентли рассказала тебе, как она попала в твое подразделение?
— Да, сэр.
— Я не уверен в ней. Присматривай, Тлайли, присматривай. Если ты ее разговоришь, тем лучше. Возможно, крольчихи смирились, а возможно, и нет. Мне нужно знать наверняка.
— Я понял, сэр.
— Это все, — сказал генерал Дурман. — А теперь тебе пора в свое подразделение.
Шишак бежал по полю. Время силфли подошло к концу. Солнце село. Смеркалось. Тяжелые тучи закрыли небо. Кехаара нигде не было. Часовые уже спустились. Подразделение возвращалось к норам. Шишак просидел в траве, пока последний кролик не исчез в отверстии входа. Кехаар все не появлялся. На пороге Шишак столкнулся с полицейским, который закрывал собой нору, чтобы не сбежал Блэкавар.
— Пшел с дороги, ты, грязный, паршивый клоп трусохвостый! — рявкнул Шишак. — А теперь иди жалуйся на меня, — бросил он через плечо и пошел к себе в нору.
Как только стемнело, Орех проскользнул по голой твердой земле под железнодорожной аркой на северную сторону, сел и прислушался. Вскоре подошел Пятик, и они пробежались немного в поле в сторону Эфрафы. Воздух был теплый, густой, пахло дождем и созревающим ячменем. Казалось, все замерло. Но сзади, у реки, на зеленом берегу Теста, раздавался пронзительный, слабый, несмолкающий крик куликов. На насыпь опустился Кехаар.
— Ты уверен, что он произнес «сегодня»? — в третий раз спросил Орех.
— Та, — сказал Кехаар. — Мошет, его поймали. Они упьют местера Шишака. Как тумаешь?
Орех не ответил.
— Ничего не вижу, — сказал Пятик. — Грозовые тучи. Там сейчас как на дне реки. И все может случиться.
— Там Шишак. А что, если он погиб? Что, если его заставили все рассказать?..
— Орех, — начал Пятик. — Орех-рах, если ты будешь тут торчать да волноваться, этим Шишаку все равно не поможешь. Скорей всего, ничего и не случилось. Просто по какой-то причине Шишаку пришлось затаиться. Сегодня, во всяком случае, он уже не придет — это понятно, — а вот нам задерживаться опасно. Кехаар утром слетает и все узнает.
— Наверное, ты прав, — ответил Орех, — но мне страшно не хочется уходить. А вдруг он появится. Скажи Серебряному, чтофы уводил наших, а я еще задержусь.
— С твоей ногой, Орех, ты ничего не сможешь сделать. Ты пытаешься съесть травку, которой тут нет. Дай ей сначала вырасти.
Они вернулись под арку. Навстречу вышел Серебряный, а остальные тяжело сопели в крапиве.
— Пока все откладывается, — сказал Орех. — Надо до темноты перебраться за реку.
— Орех-рах, — пискнул подбежавший Плошка, — ведь все кончится хорошо, правда? Шишак ведь вернется завтра, правда?
— Конечно вернется, — сказал Орех, — и мы будем его ждать. И по секрету скажу тебе еще кое- что, Хлао-ру. Если он не появится и завтра, я пойду в Эфрафу сам.
— И я с тобой, Орех-рах, — произнес Плошка.
Шишак свернулся в норе клубком, прижавшись к Хизентли. Его трясло, но не от холода: перед грозой воздух в душных тоннелях подразделения стал совсем густым и тяжелым, словно лежишь в ворохе листьев. Шишак был близок к панике. После разговора с генералом им все больше и больше завладевал извечный страх разведчика. Что уже известно Дурману? Вот уж кто ничего не пропустит. Про Ореха с командой он знает. О том, что шли они с севера и исчезли за железной дорогой, — знает. Про лису — знает. Про чайку, которой в это время года полагается быть миль за сто отсюда, а она болтается рядом с Эфрафой, — тоже знает. И о том, что Шишак подходил к ней нарочно, ему доложили. О встрече с Хизентли доложили. Сколько потребуется времени, чтобы Дурман свел все эти концы вместе? А может, генерал уже обо всем догадался и просто ждет удобного часа, чтобы арестовать Шишака?
Дурман предусмотрел все. У него посты на каждом перекрестке. Они не спускают глаз с каждой тропинки. А Шишак — все его усилия по сравнению с этим просто смехотворны, нелепы. Ничего- то он толком не знает, а если попробует выбраться наобум через кусты, то выдаст себя первым же движением. Он понятия не имел, как связаться теперь с Кехааром. И даже если это удастся, сумеет ли Орех привести еще раз кроликов к арке? А вдруг их уже выследил Дрема? Блэкавара не предупредить. К Кехаару не подойти. Скоро вся их тайна просочится в такие щели, о которых Шишак и понятия не имеет.
Шишаку стало совсем худо.
— Тлайли, — зашептала Хизентли, — как ты думаешь, нельзя ли нам попытаться удрать втроем — с Тетатиннанг — сегодня? Если мы справимся с часовыми у выхода, можно успеть удрать, пока нас не хватятся.
— Но почему сегодня? — спросил Шишак.
— Я боюсь. Видишь ли, перед силфли мы все рассказали другим крольчихам. Когда птица напала на часового, мы готовы были бежать, но потом ничего не случилось. О нашем плане знает Нельтильта, знают другие, скоро и Совету все станет известно. Мы, конечно, предупредили, что стоит кому-нибудь проболтаться, жизнь всех повиснет на волоске, а мы завтра попытаемся бежать еще раз. За крольчихами смотрит Тетатиннанг — она решила не спать всю ночь. Но в Эфрафе все тайны выплывают наружу. Лишь Фриту известно, как мы осторожны, но вдруг среди нас шпионка. Тогда всех арестуют еще ночью.
Шишак старался думать спокойно. Конечно, втроем, с этими умными и надежными крольчихами, они выберутся. Но если ему не удастся прикончить часовых сразу, те непременно поднимут тревогу, а найдет ли он сам в темноте дорогу к реке — неизвестно. Да и если найдет, вдруг гвардейцы перейдут на тот берег по деревянному мосту и наткнутся на сонного, ничего не подозревающего Ореха? И в лучшем случае Шишак выведет из Эфрафы только двоих. И все лишь оттого, что у него расшатались нервы? Никто не знает, каково туг ему одному. Зато все узнают, что он струсил и сбежал.
— Нет, сегодня нельзя, — сказал Шишак мягко, как только мог. — Ты просто нервничаешь. К тому же и гроза собирается. Послушай меня. Я обещаю, что завтра в это же время ты и твои подружки уйдете из Эфрафы навсегда. Сейчас вздремни немного, а потом иди помоги Тетатиннанг. Думай о высоких холмах и о том, что я тебе рассказывал. Как только мы туда доберемся, ты забудешь обо всех своих горестях.
А когда Хизентли уснула у него под боком, свернувшись в комочек, Шишак думал, как же он, черт возьми, выполнит это обещание, если вдруг за ним ночью придут.
«Тогда, — подумал он, — я буду драться насмерть. Я им не Блэкавар».
Шишак проснулся один. В первую минуту он подумал, что Хизентли арестовали. А потом решил, что если бы ее увели, то тогда разбудили бы и его. Наверняка она просто проснулась и отправилась к Тетатиннанг, не решившись тревожить Шишака.
До рассвета оставалось совсем немного, но было еще темно. Шишак поднялся по коридору к выходу. На посту дежурил Вербейник. Он высунул голову из норы, но, услышав шаги Шишака, обернулся.
— Лучше бы дождь пошел, — сказал он. — Туч набежало! Но до вечера не начнется, это точно.
— Не повезло нам в последний день, — ответил Шишак. — Пойди разбуди капитана Кервеля. Я подежурю пока за тебя.
Вербейник ушел, и Шишак сел на пороге, принюхиваясь к тяжелому запаху влаги. Небо, покрытое плотными тучами, казалось, навалилось на самые верхушки деревьев, и лишь на востоке пробивался слабый розовый отсвет. Жаворонки попрятались, дрозды молчали. Поле было пустынно и неподвижно. Шишаку невыносимо захотелось пуститься прочь отсюда. Он вмиг домчался бы до арки. Он готов был голову заложить, что в такую погоду Дрема и не подумает гнаться. Все живое на земле и под землей, в лесу и поле замерло и затихло под огромной и мягкой лапой надвигающейся грозы. В такой день кто посмел бы, положившись лишь на чутье, бежать от дома? В такой день лучше всего замереть и затаиться. А вот для побега погода в самый раз. Лучшей возможности и не придумать.
«О Господин Сияющие Ушки, пошли мне знак!» — взмолился про себя Шишак.
Он услышал движение за спиной. Пришли полицейские и привели Блэкавара. В предгрозовых сумерках бедолага показался Шишаку еще печальней и несчастней, чем раньше. Шишак вышел из норы, сорвал в поле кустик клевера и принес обратно.
— Гляди веселей, — обратился он Блэкавару. — Ну-ка съешь листик-другой.
— Не положено, сэр, — сказал один из конвойных.
— Да пусть поест, — возразил второй. — Никто ведь не увидит. В такой день всем тяжело. Оставь его в покое.
Блэкавар съел клевер, и Шишак вернулся на свое место. Тут появился и капитан Кервель.
Кролики медлили, поднимались наверх неохотно, и даже капитан утратил обычную свою бодрость. Он почти ни с кем не заговаривал. Молча пропустил мимо себя Хизентли и Тетатиннанг. Но Нельтильта сама остановилась возле него и дерзко посмотрела прямо в глаза.
— Что, не нравится погода, капитан? — съязвила она. — Держись! Кто знает, в такую погоду всякое может случиться.
— Ты это о чем? — резко спросил капитан.
— А вдруг у крольчих вырастут крылышки и они улетят? — сказала Нельтильта — Недолго ждать. В норах тайны разлетаются быстрей мотыльков.
Она вышла вслед за подругами. Капитан, казалось, хотел вернуть ее.
— Слушай, посмотри-ка мне лапу, — попросил Шишак. — По-моему, там колючка.
— Давай тогда выйдем, — ответил Кервель, — здесь не видно ничего.
Но то ли он задумался над словами Нельтильты, то ли еще по какой причине, капитан едва взглянул на лапу Шишака, что было весьма кстати, так как, конечно, никакой колючки в помине не было.
— Проклятье! — воскликнул он, глянув вверх. — Опять эта чертова птица! И что ей здесь надо?
— Чем она тебя так беспокоит? — спросил Шишак. — Вреда от нее никакого. Пусть ищет своих червяков.
— Все, что выходит за рамки правил, есть возможный источник опасности, — ответил Кервель словами генерала Дурмана. — А ты держись от нее сегодня подальше, понял, Тлайли? Это приказ.
— Как скажешь, — отозвался Шишак. — Ноты что, не знаешь, как от нее избавиться? Вот не ожидал от тебя!
— Не валяй дурака. Не хочешь же ты сказать, что кролик может напасть на такую зверюгу. У нее клюв — как моя лапа.
— Нет, конечно. Но когда-то моя мать научила меня заклинанию. Вроде: «Божья коровка, улети на небо». Одним прогоняют жучков, другим — птиц. Во всяком случае, моя мать всегда так делала.
— Божью коровку нетрудно прогнать — доползет до верха травинки и сама улетит.
— Ладно, — бросил Шишак, — поступай как знаешь. Это тебе не нравится птица, а не мне. Я лишь хотел помочь. У нас дома каждый знал кучу всяких поговорок и заклинаний. Жаль вот только, что от людей заклинаний нет.
— Ну что там за заклинание? — спросил Кервель.
— Надо произнести: «Улетай, большая птица. Можешь к ночи возвратиться».
Говорить, конечно, следует на лесном языке. Кроличьего они ведь не понимают. Давай пробежимся немного. Не поможет — хуже не будет, а если поможет — все подразделение скажет, что ты прогнал большую чайку. Куда она делась-то? При таком свете ничего не видно. А-а, вон она, рядом с чертополохом. Ну давай. Смотри — нужно прыгнуть влево, потом вправо, шаркнуть ногой — да, правой. Отлично! Теперь подними уши и иди прямо на нее, пока… Стой! Хватит! Ну, говори:
Улетай, большая птица.
Можешь к ночи возвратиться!
Ну вот видишь. Помогло. Все-таки во всех этих древних заклинаниях что-то есть. Конечно, вполне возможно, что ей и самой уже тут надоело. Но вот то, что она улетела, это точно.
— Скорей она нас испугалась, — сухо заметил Кервель. — Мы оба похожи на психопатов. Что, черт возьми, подумает обо мне подразделение! Ну раз уж мы вышли, пойдем обойдем посты.
— Если ты не против, я лучше поел бы, — просительным голосом сказал Шишак. — Ты же знаешь, вчера я не успел.
Шишаку продолжало везти. Ближе к полудню ему совершенно неожиданно удалось поговорить с Блэкаваром наедине. Изнемогая от духоты, он бродил по переполненным норам, чувствуя в темноте частое, прерывистое дыхание кроликов, и уже подумывал, не заставить ли Кервеля обратиться к Совету за разрешением часть дня провести в лесочке — тогда и бежать было бы легче, — и вдруг понял, что пора подняться наверх по нужде. Кролики не оставляют помет в норах, и, будто школьник, который, зная, что никто ему не откажет, просит разрешения выйти в уборную, хоть уже и отпрашивался совсем недавно, так и в Эфрафе каждый кролик бегает в эту канаву, чтобы на самом деле просто глотнуть свежего воздуха да сменить обстановку. Аусла, конечно, злоупотреблений не любит, но кое-кто из офицеров прикрывал глаза на такие прогулки. Возле выхода Шишак увидел, что здесь, как обычно, болтается несколько кроликов, и постарался придать голосу как можно больше суровости.
— Что это вы тут болтаетесь? — грозно спросил он.
— Конвой приказал нам вернуться, — ответил один из них. — Сейчас никого не выпускают.
— В пометную канаву?
— Да, сэр.
Шишак вознегодовал и вышел. Возле выхода стояли часовые и переговаривались с конвойными.
— Боюсь, сэр, я сейчас не могу позволить вам выйти, — сказал Бартсия. — В канаве арестованный, но он скоро вернется.
— Я тоже скоро вернусь, — сказал Шишак. — А ну, прочь с дороги, понятно? — Он оттолкнул Бартсию в сторону и прыгнул в канаву.
Небо нависло еще ниже. Блэкавар примостился в самом конце, под нависшим цветком бутня. По незажившим шрамам ползали мухи, но он, кажется, не обращал на них внимания. Шишак подошел и пристроился рядом.
— Слушай, Блэкавар, — заговорил он. — Клянусь Фритом и Черным Кроликом, я не вру. Я враг Эфрафы. Но об этом знаешь только ты да несколько крольчих. Сегодня вечером я собираюсь бежать и хочу взять тебя с собой. Пока тебе ничего делать не надо. Жди, когда я приду. Просто жди и готовься.
Не дожидаясь ответа, Шишак отошел в сторону, словно нашел местечко поудобнее. Вернулся он в нору раньше Блэкавара, который явно не собирался никуда идти, раз конвой его не зовет, а тот тоже не торопился.
— Сэр, — обратился Бартсия к Шишаку, когда тот проходил мимо, — в третий раз вы оказываете непочтение к полиции Совета. Боюсь, мне придется доложить о вас, сэр.
Шишак не ответил и пошел своей дорогой. Проходя мимо поджидающих своей очереди кроликов, он сказал:
— Потерпите еще немного. Вряд ли того беднягу выведут сегодня еще раз.
Ему пришло в голову разыскать Хизентли, но, поразмыслив, он решил весь день держаться от нее подальше. Хизентли и сама знает, что делать, а чем реже их будут видеть вместе, тем лучше. Голова у него разламывалась от жары, и Шишаку захотелось лишь, чтобы его оставили в покое. Он вернулся к себе и уснул.

Гроза
Дуй, ветер! Бей, прибой! Плыви, корабль!
Поднялась буря, и всем правит случай.
К вечеру тучи совсем сгустились. Все понимали, что настоящего заката сегодня не будет. Орех сидел на зеленой тропинке у берега и дрожал от страха, рисуя себе ужасные картины того, что могло случиться в Эфрафе с Шишаком.
— Он велел тебе напасть на часовых во время силфли. Так? — спрашивал он Кехаара. — И сказал, что в суматохе выведет крольчих? 1 ... 29 30 31 32 33 34 35 36 ... 45 2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.