.RU

Глава 16. Пещера - Брэм Стокер Талисман мумии Брэм Стокер

1. /Stoker_Talisman_mumii.80503.rtfБрэм Стокер Талисман мумии Брэм Стокер

Глава 16. Пещера



Вечером мистер Трелони собрал снова всю группу у себя в кабинете. Когда мы все сосредоточили внимание, он начал раскрывать перед нами свои планы:
– Я пришел к заключению, что для надлежащего выполнения того, что мы будем называть нашим Великим Экспериментом, мы должны находиться в абсолютной и полной изоляции. Изоляция должна длиться не просто день или два, но столько времени, сколько нам для этого потребуется. Здесь такое мероприятие осуществить невозможно; нужды и привычки большого города, со свойственными ему возможностями отвлечения, будут раздражать нас. Телеграммы, заказные письма или срочные посланники плюс великое множество тех, которые захотят что нибудь разузнать, несомненно, разрушат наши намерения. Кроме того, происшествия прошлой недели привлекли внимание полиции к этому дому. Если даже не будут получены специальные инструкции наблюдать за нами, изданные Скотленд Ярдом или районным полицейским участком, можете быть уверены, что хотя бы один полисмен, совершая свои регулярные осмотры, будет наблюдать за домом с особым старанием. Кроме того, слуги, уволенные задолго до начала эксперимента, начнут болтать. Они и должны это делать, собственно говоря; ведь им для спасения собственной репутации необходимо как то объяснить, почему они отказались от службы в моем доме, которая, осмелюсь заметить, считалась почетной в соседних домах. Слуги соседей начнут болтать и, возможно, не удержатся и сами соседи. Затем активная и любопытствующая пресса начнет со свойственным ей пылом просвещение публики и для увеличения тиража газет возьмет дело в свои руки. Когда за нас возьмется репортер, у нас практически не останется возможности сохранять приватность своего существования. Да же если мы заключим себя в клетку, это не избавит нас от внешнего вмешательства, возможно, и от вторжения. В любом случае наши планы будут нарушены, поэтому мы должны предпринять меры – продумать, как организовать отъезд, собрать весь необходимый багаж. Я приготовился к этому варианту. Уже давно я предвидел подобный ход событий и занялся необходимой подготовкой. Конечно, я не мог предвидеть, что именно может случиться; но я знал: что то может произойти. Более чем два года тому назад мой дом в Корнуолле был подготовлен к приему всех этих любопытных предметов, которые хранятся здесь. Когда Корбек отправился на поиски светильников, я подготовил свой дом в Киллионе; он электрифицирован и снабжен всей аппаратурой для получения света. Пожалуй, я лучше скажу вам, потому что никто из вас, в том числе Маргарет, не знает, что этот дом абсолютно закрыт для посторонних и даже защищен от постороннего взгляда. Он стоит на маленьком скалистом мысу позади крутого холма, и его разглядеть можно только со стороны моря. Он огражден высокой каменной стеной, так как был построен моим предком в те дни, когда большой дом вдали от центра должен был иметь средства для собственной защиты. Это место настолько соответствует нашим требованиям, что стоит начать работу по подготовке дома для наших целей. В чем будет заключаться наша работа, я объясню вам на месте. Марвину нанял специальный поезд, который прибудет ночью, чтобы привлекать поменьше постороннего внимания. Кроме того, заказаны телеги и крытые фургоны с достаточным числом грузчиков и приспособлений, необходимых для доставки нашего багажа в Паддингтон. Мы уедем из дома до того, как Аргус из прессы заступит на свою вахту. Сегодня нам необходимо заняться упаковкой, и, осмелюсь надеяться, что к завтрашней ночи у нас все будет готово. В сараях хранятся упаковочные ящики, которые использовались для вывоза вещей из Египта, и мне кажется, что если они благополучно перенесли путешествие через пустыню и вниз по Нилу до Александрии, а затем в Лондон, они безупречно послужат нам для переезда отсюда в Киллион. Мы, четверо мужчин, и Маргарет, которая будет подавать нам нужные предметы, сможем надежно запаковать все вещи, а носильщики поставят их в грузовики.
Сегодня слуги поедут в Киллион, и миссис Грант сделает там необходимые приготовления. Она повезет запасы необходимой провизии, чтобы мы не привлекали любопытства местных жителей своими повседневными нуждами; она же будет снабжать нас умеренными запасами еды из Лондона. Благодаря мудрому и щедрому отношению Маргарет к слугам, которые решили остаться у нас на службе, у нас будет штат прислуги, на который мы сможем полагаться. Они уже предупреждены о секретности, так что мы сможем не опасаться сплетен, распространяющихся изнутри.
И в самом деле, когда слуги возвратились в Лондон после того, как приготовления в Киллионе были закончены, у них не было поводов для сплетен, по крайней мере, обстоятельных.
В соответствии с планом мистера Трелони, мы начали работу. Под его руководством и с помощью слуг мы вытащили из сарая огромные упаковочные ящики– Некоторые из них были чрезвычайной прочности, укрепленные множеством прокладок из дерева, стальными полосами и стержнями с крепежом. Мы растащили их по всему дому, каждый поставили вблизи предмета, который нужно было упаковать в этот ящик. Когда эта предварительная работа была закончена, а в каждую комнату и холл были внесены огромные охапки свежего сена, ватных отходов и бумаги, слуг отпустили. Затем мы приступили к самой упаковке.
Человек, не занимавшийся упаковкой вещей, не может представить объем работы, которую нам необходимо было произвести. Что касается меня самого, то я имел весьма приближенное представление о количестве предметов, вывезенных мистером Трелони из Египта и содержащихся в его доме. До тех пор, пока я не начал иметь с ними дело, мое представление о значимости, размерах некоторых из них или об их огромном количестве их было весьма туманно. Мы трудились до поздней ночи. Временами вынуждены были объединять свои усилия для упаковки одного предмета; затем снова трудились поодиночке, но всегда под постоянным руководством мистера Трелони. Он сам, с помощью Маргарет, маркировал каждый объект.
И только когда мы, абсолютно без сил, собрались, чтобы, наконец, поужинать, стало ясно какая огромная часть работы уже сделана. Однако, лишь несколько упаковочных ящиков было уже закрыто; так что предстояло сделать еще больше. Мы закончили упаковку нескольких ящиков, каждый из которых содержал большой саркофаг. Другие емкости, содержавшие много предметов, нельзя было закрывать до тех пор, пока все не будет рассортировано и упаковано.
Я спал эту ночь, как убитый, без всяких снов, и при нашей встрече утром обнаружил, что остальные провели эту ночь точно так же.
К следующему вечеру работа была закончена, и все было готово для носильщиков, которые должны были явиться в полночь. Немного ранее указанного времени мы услышали грохот тележных колес, затем подверглись вторжению армии рабочих, которые, казалось, без всяких усилий, просто благодаря своей многочисленности, в бесконечной процессии вынесли все заготовленные нами ящики. Им потребовалось немногим более часа, и, когда телеги укатили, мы были готовы следовать за ними в Паддингтон. Сильвио, конечно, был взят в качестве члена нашей команды.
Перед выездом мы прошлись по всему дому, который выглядел заброшенным и неприглядным. Когда все слуги уехали в Корнуэлл, попыток навести элементарный порядок в доме не последовало; каждая комната и коридор, в которых мы работали, и все лестницы были усеяны бумагой, мусором, везде виднелись следы грязных подошв.
Последнее, что сделал мистер Трелони перед тем, как покинуть дом, была процедура извлечения из большого сейфа Рубина с Семью Звездами. Когда он надежно упаковал его в футляр, Маргарет, которая казалась смертельно усталой и стояла возле отца бледная и напряженная, внезапно вся засветилась, как будто вид Драгоценности вдохновил ее. С одобрением улыбнувшись отцу, Маргарет сказала:
–Ты прав, отец. Сегодня вечером у нас больше не будет неприятностей. Она не станет разрушать твои приготовления ни по каким причинам. Клянусь жизнью.
– Она – или нечто – навредили нам в пустыне, когда мы вернулись из Долины Мага! – таков был мрачный комментарий Корбека, стоявшего рядом. Маргарет ответила ему со скоростью молнии:
– Ах! Она была тогда возле своей гробницы, из которой ее тело не вынимали в течение тысячелетий. Она знает, что теперь все будет по другому.
– Откуда она могла узнать об этом? – с улыбкой спросил Корбек.
– Если она имеет то астральное тело, о котором говорил отец, конечно, она должна знать! Как она может оставаться в неведении, с ее способностью невидимого присутствия и ее интеллектом, которому доступны путешествия за пределы земли, даже к звездам и в другие миры!
Маргарет замолчала, а ее отец сказал торжественно:
– Именно на основании этого предположения мы и продвигаемся в своей работе. Мы должны иметь мужество придерживаться собственных убеждений и действовать на их основании – до самого конца!
Маргарет взяла его за руку и не выпускала до тех пор, пока мы не вышли из дому. Мистер Трелони закрыл дверь холла, и мы двинулись по дороге к калитке, где сели в такси, отвезшее нас в Паддингтон.
Когда вещи были погружены, все рабочие сели в поезд; несколько вагонов заняли ящики с саркофагами. Обычные телеги со множеством лошадей ожидали нас в Вестертоне, нашей станции для пересадки в Киллион. Мистер Трелони заказал спальный вагон для нашей группы; как только поезд тронулся, мы все разместились в своих купе.
В ту ночь мне спалось хорошо. Я ощущал чувство безопасности, абсолютное и совершенное. Заявление Маргарет, сделанное с полной определенностью о том, что «сегодня вечером у нас больше не будет неприятностей», казалось, ограждало от беспокойства. Я не задавал никаких вопросов, как и все остальные. Только впоследствии у меня возник вопрос, почему она столь уверена в этом. Поезд шел с малой скоростью, с продолжительными стоянками на маленьких станциях. Так как мистер Трелони не желал прибыть в Вестертон до наступления темноты, у нас не было нужды в быстрой езде; были заранее определены станции, на которых должны были кормить рабочих; мы ели пищу, взятую из дома.
Весь тот день мы говорили о Великом Эксперименте, который полностью овладел нашими мыслями. Мистер Трелони проникался все большим энтузиазмом с течением времени; его надежды сменились уверенностью. Доктор Винчестер заражался его настроением, хотя временами сообщал некий научный факт, который, казалось, разрушал линию аргументов собеседника и действовал на нас, как завораживающий шок. Мистер Корбек молчал, пока сталкивались мнения других, но в конце спора выяснялось, что его отношение к обсуждаемому вопросу было негативным.
Что же касается Маргарет, то она казалась мне почему то изможденной. То ли это была какая то новая фаза ее мироощущения, то ли она воспринимала наше дело теперь более серьезно, чем прежде. Чаще всего она более или менее отдалялась от нас, как бы погрузившись в раздумье; хотя из этого состояния временами выходила мгновенно. Обычно это случалось тогда, когда какой либо заметный эпизод, как например, остановка на станции, прерывал монотонность путешествия, или когда с громогласным шумом поезд пересекал виадук, возбуждая эхо среди холмов и скал, окружавших нас. В такие мгновения она вступала в разговор, словно ей нужно было показать, что, каковы бы ни были ее абстрактные мысли, ее чувства полностью ощущали все то, что происходило вокруг нее. По отношению ко мне ее манера тоже странно изменилась. Иногда это была отстраненность, полузастенчивая, полунадменная, что для меня было новым. Иногда я замечал в ее глазах, жесте и голосе нежность по отношению ко мне, при этом моя голова кружилась от счастья. Однако в основном, путешествие протекало однообразно, в нем было мало событий, на которые стоило обращать внимание. Произошел, правда, один неприятный случай, но так как все мы в это время спали, он нас не потревожил. Мы узнали о происшедшем только утром из беседы с охранником. Между Доумишем и Тейнмаусом, поезд был остановлен предупредительным сигналом, который подавался кем то, стоящим прямо на путях с факелом в руке, которым он размахивал из стороны в сторону. Машинист обнаружил, что прямо перед поездом находился небольшой обвал – красная земля с высокого берега обрушилась на пути. Оказалось, однако, что не разрушены рельсы, и машинист возобновил движение. Эта вынужденная задержка в пути произошла, по словам охранника, от того, что, на этой линии похоже развелось много шутников.
Мы прибыли в Вестертон около девяти часов вечера. Телеги с лошадьми ждали нас, и сразу началась работа по разгрузке вагонов. Наша собственная группа не стала наблюдать за ходом работы, так как выполняли ее вполне компетентные люди. Мы сели в экипаж, который также ждал нас, и сквозь темень ночи поспешили в Киллион.
На всех нас большое впечатление произвел дом, который предстал перед нами в ярком лунном свете. Огромный серый каменный дом якобианского периода; громадный и просторный, стоящий высоко над морем на самой вершине высокой скалы. Когда мы быстро обогнули кривую дорогу, прорезанную в скале, и выехали на высокое плато, на котором стоял дом, шумящие и шепчущие волны, обрушивающие на скалы далеко внизу, донесли до нас бодрящее дыхание влажного морского воздуха. Мы сразу же поняли, как хорошо здесь защищены от всего мира на этой скалистой полке над морем.
Внутри дома все было уже подготовлено. Мисс Грант и ее подчиненные хорошо потрудились, и все вокруг сверкало свежестью и чистотой. Мы быстро осмотрели основные комнаты, а затем разошлись, чтобы умыться и сменить одежду после долгого путешествия, занявшего более суток.
Поужинали в огромной столовой на южной стороне дома, стены которого буквально нависали над морем. Шепот моря иногда заглушался, но не прекращался никогда. Северная часть дома была на открытом месте, так как маленький мыс глубоко вдавался в море. От остального мира нас закрывали большие скалы, которые располагались над домом и рядом с ним. Далеко, через залив, мы могли видеть дрожащие огни замка, а вдоль побережья кое где мерцали слабые огоньки рыбачьих хижин. В остальном море здесь представлялось темно синей равниной со случайными проблесками света, когда свет звезды случайно попадал на вздымавшийся склон волны.
После ужина мы все собрались в комнате, которую мистер Трелони предназначил себе в качестве кабинета. Первое, что я заметил войдя, был большой сейф, похожий на тот, который стоял в его доме в Лондоне. Когда все разместились, мистер Трелони подошел к столу и, достав свое портмоне, положил его на стол. При этом он прижал его к столу ладонью. Странная бледность покрыла его лицо. Дрожащими пальцами он раскрыл портмоне, говоря при этом:
– Его толщина мне не кажется прежней; надеюсь, что не произошло ничего серьезного!
Все трое мужчин подошли ближе к круглому столу. Одна Маргарет оставалась спокойной, она стояла прямая, молчаливая и неподвижная, как статуя. Глаза ее были устремлены вдаль, словно она или не знала, или не беспокоилась о том, что происходит вокруг нее.
С жестом отчаяния, открыв карманчик, куда он поместил Рубин из Семи Звезд, Трелони упал в кресло, стоящее рядом, и сказал хриплым голосом:
– Боже мой! Рубин пропал. Без него Великий Эксперимент не может состояться!
Его слова, казалось, вывели Маргарет из погружения в собственные мысли. Ее лицо исказилось, но буквально через мгновение она вновь была спокойна и почти смеялась, когда проговорила:
– Вы могли оставить его в своей комнате отец. Возможно, он выпал из портмоне, когда Вы переодевались.
Не говоря ни слова, мы все поспешили в соседнюю комнату сквозь дверь, открытую между кабинетом и спальней. А затем нас охватил внезапной покой, подобный легкому облаку. Там на столе лежала Драгоценность Семи Звезд, блестя и сверкая, как будто каждая из семи звезд мерцала сквозь кровь!
С робостью мы огляделись вокруг, а затем посмотрели друг на друга. Маргарет теперь была настроена так же, как остальные. Спокойствие статуи покинуло ее, и она сжала руки так сильно, что косточки ее пальцев побелели.
Не говоря ни слова, мистер Трелони поднял драгоценность и поспешил с ней в следующую комнату. Так осторожно, как только смог, он открыл дверь сейфа ключом, прикрепленным к кисти его руки, и положил Рубин внутрь. Когда массивные двери сейфа закрылись и были заперты, казалось, его дыхание стало более ровным.
Каким то образом это событие, хотя и обеспокоившее всех, казалось, привело нас в прежнее состояние. С тех пор, как мы выехали из Лондона, все были перенапряжены, и это событие воспринялось нами, как некое освобождение. Еще один шаг в нашем странном предприятии был завершен. Возвращение к прежнему состоянию более всего проявлялось у Маргарет. Возможно, сказалось то, что она была единственной женщиной среди нас, возможно, это произошло потому, что она была самой молодой, а быть может, повлияли обе причины, каждая по своему. Так или иначе, изменение произошло, и я стал ощущать себя счастливее, чем за все время путешествия. Вся ее жизнерадостность, нежность, ее глубокое чувство, казалось, снова засияли в ее глазах; когда взор отца останавливался на ней, его лицо словно освещалось внутренним светом.
Пока мы ожидали появления багажа, мистер Трелони провел нас по всему дому, объясняя, как будут расставлены предметы, привезенные нами. Только в одном отношении он скрыл от нас свои намерения. Местоположение всех предметов, имевших отношение к Великому Эксперименту, не было указано. Ящики, в которых они содержались, оставались во внешнем холле в настоящее время.
К тому времени, когда мы обследовали дом, начали подъезжать телеги, при этом суета и беспокойство предыдущей ночи возобновились. Мистер Трелони стоял в холле возле массивной, обитой железом двери и давал указания, куда ставить каждый ящик. Те ящики, в которых было много предметов, расставляли во внутренним холле, где их должны были распаковывать.
В невероятно короткое время весь груз был доставлен, и грузчики, получив щедрое вознаграждение, покинули дом. Затем мы разошлись по своим комнатам. Странное чувство уверенности охватило всех нас. Не думаю, что кто нибудь из нас сомневался в том, что ночь мы проведем спокойно.
Наша вера была вознаграждена: утром обнаружилось, что посреди этого развала все мы спали хорошо и спокойно.
В течение следующего дня все вещи, кроме тех, которые требовались для Великого Эксперимента, были размещены по местам, заранее для них предназначенным. Затем, как было условлено прежде, мисс Грант со всем штатом прислуги должна была отправиться рано утром в Лондон.
Когда они ушли, мистер Трелони, убедившись, что двери закрыты, собрал всех нас в своем кабинете.
– Теперь, – сказал он, когда мы все уселись по местам, – я должен поделиться с вами секретом, но должен просить каждого из вас торжественно обещать ни с кем не делиться этой информацией. По крайней мере уже в течение трехсот лет такое обещание было получено от каждого, кому был сообщен этот секрет, и не один раз жизнь и безопасность людей были сохранены, благодаря порядочности людей, не нарушивших данного ими обещания. Даже в такой ситуации я нарушаю букву этого закона, если не самый его дух, так как имею право посвящать в тайну только ближайших членов своего семейства.
Мы все дали требуемого от нас обещание.
Затем он продолжил:
– В этом доме есть тайник – пещера, образовавшаяся естественным путем, но усовершенствованная людьми. Находится эта пещера под домом. Не хочу кривить душой и заявить, что пещера эта всегда использовалась в соответствии с законом. Во времена кровавых Ассизских судов довольно большая группа корнуэльцев укрывалась в ней от преследований; а позже и раньше, не сомневаюсь в этом, она служила для хранения контрабандистских товаров. Полагаю, вы и сами знаете, что здесь всегда жили семьи контрабандистов, а их родственники, друзья и соседи никак не презирали их профессии. По всем этим причинам безопасное, хорошо укрытое место всегда считалось ценным владением, и так как главы нашего рода всегда настаивали на сохранении тайны, считаю своей честью подчиняться этому требованию. Позднее, если все пройдет хорошо, конечно, я все расскажу вам, Маргарет и Росс, при соблюдении условий, о которых я уже говорил.
Мистер Трелони поднялся, и все мы последовали за ним. Оставив нас во внешнем холле, он возвратился через несколько минут и велел всем нам следовать за ним.
Во внутреннем холле мы обнаружили, что целая секция угловой части холла была сдвинута в сторону, и из образовавшегося прохода в стене мы увидели огромную дыру, тускло освещенную, и начало глубокого прохода, вдоль которого вела вниз лестница, грубо выбитая в скальной породе. Так как там все же не было темно, как в бездонной яме, можно было предположить, что какие то источники света все таки предусмотрены. Не теряя времени, мы последовали за хозяином, начавшим спускаться по лестнице. После сорока или пятидесяти ступеней, вырубленных в изгибающейся шахте, мы оказались в огромной пещере, дальний конец которой был погружен во тьму. Огромное помещение слабо освещалось несколькими неравномерно расположенными в стенах щелями неправильной формы, сквозь которые проникал слабый свет. По всей вероятности, это были трещины в скалах, использовавшиеся вместо окон, которые могли быть легко скрыты от посторонних. Вблизи от каждой такой трещины висел ставень, который легко сдвигался на место трещину с помощью висящей рядом веревки. Звук нескончаемых ударов волн, несколько заглушенный, доносился откуда то снизу. Мистер Трелони сразу же продолжил свой рассказ 
– Это место, которое я выбрал как лучшее из всего, что у меня имеется для нашей цели – Великого Эксперимента. Сотнями своих различных свойств оно удовлетворяет тем условиям, которые я посчитал первостепенными для успеха. Здесь мы так же изолированы, как Царица Тера была изолирована в своей гробнице в Долине Мага, и тоже в каменной пещере. Мы должны здесь испробовать свои шансы и получить результаты. Если мы проведем эксперимент успешно, то направим в современную науку такой поток информации из Старого Мира, который сможет изменить каждый постулат эксперимента и условия практической деятельности. Если же мы потерпим неудачу, то даже знание о нашей попытке умрет вместе с нами. Для этого и всего иного, что может случиться, мне кажется, мы вполне готовы!
Он помолчал. Никто ничего не сказал, но все мы склонили головы, торжественно с ним соглашаясь. Мистер Трелони возобновил свою речь, теперь с некоторой поспешностью:
– Еще не слишком поздно! Если кто нибудь из вас сомневается или, как оказалось, неправильно представлял свою задачу, ради Бога, скажите это сейчас! Когда бы это ни произошло можно уйти без разрешения и промедления! Остальные могут продолжить наше дело.
Он снова помолчал и внимательно посмотрел на каждого из нас. Мы тоже поглядели друг на друга, но никто не дрогнул. Что касается меня самого, то, если и имелись у меня какие то сомнения, один только взгляд на Маргарет мгновенно их рассеял. Ее лицо выражало бесстрашие, силу воли и божественное спокойствие.
Мистер Трелони глубоко вздохнул и более веселым и решительным тоном продолжил:
– Так как все мы настроены одинаково, то чем скорее мы получим необходимые вещи из поезда, тем лучше. Позвольте мне сообщить вам, что это помещение, как и все остальные помещения в доме, освещается электричеством. Чтобы сохранить в тайне свою деятельность, мы не должны подключаться к общей электромагистрали, но в этой пещере есть кабель, который можно подсоединить к проводке в холле и тем самым замкнуть цепь!
Говоря это, он начал подниматься по лестнице, затем вблизи от входа в пещеру взял кабель, подтащил его вверх и подсоединил к выключателю в стене. Над кабелем был укреплен ворот и масса сильного крепежа с многочисленными блоками производства фирмы Смитона. Мистер Трелони, видя, что я рассматриваю эту систему, сказал, правильно интерпретируя мои мысли:
– Да! Это – новинка. Я установил эту систему сам с определенной целью. Я знал, что нам придется опускать вниз огромные тяжести, а так как считаю нежелательным посвящать многих посторонних в наши тайны, я составил систему блоков, с которыми при необходимости мог бы управиться один.
Мы сразу принялись за работу, и, прежде чем наступила ночь, вынули и разместили на местах, предназначенных мистером Трелони, все большие саркофаги и другие предметы, привезенные с собой.
То был странный и жуткий процесс перемещения удивительных монументов прошедших веков в подземную пещеру, которая своей архитектурой, назначением, современнейшей техникой и электрическим освещением теперь представляла одновременно и старый и новый миры. Чем больше углублялся я в работу, тем большее восхищение и признательность вызывал во мне мистер Трелони продуманностью всех деталей и точностью организации.
Я сильно испугался, когда Сильвио, которого в пещеру принесла на руках его хозяйка, вскочил, когда начали распаковывать саркофаг кота, и набросился на него с такой же яростью, как и прежде. Этот инцидент позволил увидеть Маргарет в неожиданном аспекте, и сердце мое почувствовало некий удар. Она стояла совершенно спокойно, опершись на саркофаг, в, состоянии некоторой отрешенности, которое теперь часто посещало ее, но, увидев яростную атаку Сильвио, казалось, сама поддалась приступу неудержимого гнева. Ее глаза сверкали, а рот напрягся в жестоком, недобром выражении, что было новым для меня. Инстинктивно она стала подходить к Сильвио, как если бы собралась вмешаться в атаку. Но я тоже выступил вперед, и увидев выражение моих глаз, она остановилась. Интенсивность ее гнева заставила меня затаить дыхание; я поднял, руку, чтобы протереть глаза. Когда я с этим справился, она мгновенно восстановила свое спокойствие, а на лице ее застыло выражение удивления. Со всей присущей ей грацией и прелестью она наклонилась и подняла Сильвио, так же, как это происходило в нескольких виденных мною предыдущих ситуациях; она держала его на руках, лаская и успокаивая, как будто имела дела с маленьким расшалившимся ребенком.
Пока я наблюдал за этой сценой, меня охватил необычный страх. Маргарет, которую я знал, казалось, начала изменяться, и в самой глубине своей души я молился, чтобы это тревожащее меня явление прошло поскорее. Более чем когда либо раньше, я мечтал в этот момент, чтобы наш ужасный Эксперимент скорее пришел к благополучному концу.
Когда все было готово, в соответствии с планом мистера Трелони, он обернулся к нам ко всем поочередно, и пока не сконцентрировал внимание каждого из нас на себе, не начал говорить:
– Теперь все готово. Нам следует только дождаться нужного часа, чтобы приступить к работе.
Некоторое время все мы молчали. Первым заговорил доктор Винчестер:
– Что такое «нужный час»? О каком дне идет речь?
Трелони ответил сразу же:
– После чрезвычайного напряжения мыслей я решил что этот день – 31 июля!
– Могу ли я спросить, почему определилась именно эта дата?
На этот вопрос он ответил очень медленно.
– Царица Тера в большой степени руководствовалась мистицизмом, и имеется множество свидетельств, что она посвятила этому вопросу много времени, поэтому мне показалось естественным, что она должна была выбрать период правления Бога, занимавшегося этими вопросами. Далее, четвертый месяц сезона наводнений управлялся богом Хармацисом, что заменяет имя «Ра» Бога Солнца, при его восходе утром, тем самым ассоциируя восход с пробуждением. Далее, так как этот месяц начинается с нашего 25 июля, его седьмой день приходится на 31 июля, поэтому можете быть уверены, что мистическая Царица не выбрала бы никакой другой день, кроме седьмого, или какую либо степень этого числа.
И поэтому мы ожидаем только 31 июля, то есть через два дня должен быть произведен Великий Эксперимент.
1 ... 10 11 12 13 14 15 16 17 18 2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.