.RU

* * * - Александра Маринина Оборванные нити. Том 3 Оборванные нити 3 Александра Маринина Оборванные нити Том 3


* * *


Звонок из областного Бюро судебно медицинской экспертизы застал Саблина врасплох.
– Мы хотим включить вас в состав экспертной комиссии в части исследования эксгумированного трупа Алексея Вдовина, – сказал заместитель начальника Бюро по экспертной работе. – Чтобы нам из области не лететь на эксгумацию, вам в порядке исключения будет поручено провести ее и выполнить исследование в качестве члена областной комиссии. Не возражаете?
Господи, в своей погоне за рицином и в переживаниях из за расставания с Ольгой он совершенно забыл об этом случае! Значит, все таки дело дошло до эксгумации… Стало быть, проверочные мероприятия закончились возбуждением уголовного дела. И кто то каким то образом решил вопрос с финансированием эксгумации. Интересно, как Вере Владимировне удалось добиться этого? Он всегда восхищался людьми, обладающими настойчивостью и неутомимостью.
– Не возражаю, – ответил он. – На какой день назначена эксгумация?
Зам по экспертной работе назвал дату, и Сергей пометил ее в своем ежедневнике жирным черным фломастером, а дату через два дня – тем же фломастером, но другим значком, что означало: на этот день больше никаких дел не назначать. Эксгумация – дело небыстрое, времени занимает много, особенно в условиях вечной мерзлоты, когда землю приходится долбить компрессором, потом эксгумированный труп нужно будет поместить в малую секционную и оставить на пару суток, и только после оттаивания можно будет проводить исследование, которое займет несколько часов.
– Ваш Северогорский следственный комитет назначил комиссионную экспертизу у нас в области, у вас же отняли право на такие экспертизы, вот мы за вас и работаем, – шутливо пояснил зам начальника областного Бюро. – Нам все документы скинули – и акт исследования трупа, и акты служебных проверок на руднике, и бумагу от отдела по технике безопасности, а к ней даже приложили описание места происшествия и машин и механизмов, которые там имелись, когда парень погиб.
– Ну и как, разобрались? – спросил Сергей.
– Увы, Сергей Михайлович, не разобрались, потому эксгумацию и назначили. Акт исследования трупа уж больно куцый от вас пришел, повреждения описаны так скудно, что невозможно понять, есть убедительные доказательства переезда пострадавшего колесом автомобиля или их нет. И то же самое касается сдавления между объектами. Плохо у вас танатологи работают, ставлю вам на вид. А нам представили объяснения участников происшествия, которые утверждают, что в момент получения травмы погибший спал на полу в гараже, его просто не видели. И что мы можем комиссионно решить при таком акте исследования, а?
Сергей снова вспомнил, как ругался с Филимоновым по поводу вскрытия Алеши Вдовина, и ему стало тошно. Ну как, как можно проявлять снисходительность, за что так ратует Вихлянцев? Какая, к чертовой матери, снисходительность может быть в таком ответственном и трудном деле, как судебно медицинская экспертиза?
– А наркотики? – спросил он. – Вы нашли доказательства того, что Вдовин был в состоянии наркотического опьянения?
– И здесь неудача, – театрально вздохнул заместитель по экспертной работе. – Вот эксгумируем труп, исследуем внутренние органы и ткани, тогда точно и объективно скажем, есть в них наркотические вещества или нет, заодно и хвосты за вашим экспертом подчистим, объективно оценим характер и локализацию повреждений костного каркаса грудной клетки. Вот тогда и сможем ответить на вопрос однозначно: имело ли место сдавление или это был переезд колесом автомобиля.
И все таки любопытно, как удалось «пробить» эксгумацию? Здесь же самый сложный вопрос – финансовый. Кто заплатил?
Он не выдержал и набрал номер телефона матери погибшего юноши. Вера Владимировна на звонок не ответила: это был номер домашнего телефона, а никакого другого номера у Саблина не оказалось.
Однако Вера Владимировна Вдовина пришла к нему на следующий день сама. Оказалось, что похоронная служба Северогорска согласилась осуществить эксгумацию под гарантийное письмо руководителя следственного комитета с обещанием оплаты при получении финансирования. Сергей отдал должное человеку, подписавшему это письмо: будет ли финансирование – неизвестно, а вот то, что кирпичей на свою голову он получит от областного начальства – это сто процентов. И ведь он не только письмо подписал, рискуя навлечь на себя начальственный гнев, но и уговорил Виктора Павловича Лаврика провести тяжелейшую в условиях Крайнего Севера работу фактически за свой счет, потому что труп эксгумировать нужно уже сейчас, а деньги, обещанные гарантийным письмом, то ли будут, то ли нет…
– Сергей Михайлович, – осторожно приступила Вдовина к вопросу, ради которого, собственно, и пришла, – сейчас, когда срок назначили, мне что то так страшно стало… Боюсь, я не выдержу этого. Может быть, можно как то обойтись без эксгумации Алеши? Ну зачем она нужна? Столько времени прошло, что вы там найдете?
Саблина всегда приводило в недоумение стойкое невежество людей. Ну с чего они взяли, что эксгумированный труп не нужно исследовать, потому что все равно ничего не найти? Кто им такое сказал? Трупное разрушение в могиле – явление строго индивидуальное, все органы подвергаются процессу гниения с разной скоростью, и ни в какие раз и навсегда определенные схемы и таблицы этот процесс не укладывается. Извлеченный из могилы труп и внутренние органы могут по внешнему виду выглядеть полностью разрушенными, однако при микроскопическом исследовании оказывается, что это далеко не так. Вид гнилостно измененного трупа не дает эксперту никакого права судить о состоянии всех внутренних органов, потому что в болезненно измененных тканях и органах процессы гниения развиваются медленнее, нежели в органах и тканях, не затронутых болезненными процессами. Экспертам хорошо известны случаи, когда исследования эксгумированных трупов, пролежавших в могилах больше года, приносили убедительные результаты, позволявшие уверенно утверждать о наличии тех или иных заболеваний или повреждений.
– Вера Владимировна, уж не знаю, как насчет повреждений костного каркаса, но вопрос с наличием наркотиков можно будет решить совершенно определенно, – уверенно ответил он. – Вас ведь именно это больше всего волнует, правда?
Она молча кивнула, по щекам покатились крупные светлые слезы.
– Я боюсь, – пробормотала она. – Я столько сил положила на то, чтобы возбудили дело, я до областной прокуратура дошла, в областной центр летала несколько раз, на прием к начальству пробивалась, уговаривала, просила, умоляла, да чего я только не делала, чтобы вернуть Алешеньке доброе имя, а вот сейчас… Не могу. Скажите, мне обязательно нужно там присутствовать?
– Нет, что вы, – поспешил успокоить ее Саблин. – Только если вы сами хотите.
– Я… я не знаю… я боюсь очень…
– Ну и не надо вам там присутствовать, Вера Владимировна. Поверьте мне, так будет лучше для вас. Эксгумация сама по себе процедура очень тяжелая, а уж вид близкого человека после стольких месяцев пребывания в земле – это зрелище, которого лучше избежать, если есть такая возможность.
– А мне говорили, что у нас в условиях вечной мерзлоты трупы хорошо сохраняются, – возразила она.
– Это правда. Но бывает по всякому. И потом, зачем вам видеть труп сына? Ну, вы сами подумайте. Вы его уже видели перед вскрытием. Лучше он не стал, уверяю вас.
Его слова звучали цинично, но Саблин понимал, что никаких других слов он сейчас подобрать не сможет. Слишком тяжело у него самого на душе, и нет никакой возможности быть участливым и теплым. Кроме того, ему было жаль Веру Владимировну и хотелось уберечь ее от лишнего стресса, она и без того натерпелась за последний год.
– Значит, вы считаете, что мне не нужно присутствовать?
– Нет. Я считаю – это лишнее.
– Но если у вас опять что нибудь… Кто нибудь… Вы не обижайтесь, Сергей Михайлович, я вам очень доверяю, но видите, как с наркотиками получилось, тоже ведь специалист делал, а результат…
Он понимал ее. Вдовину обуревали противоречивые чувства, одно сильнее и страшнее другого. С одной стороны, она безумно боялась зрелища, которое могла бы увидеть при эксгумации и повторном вскрытии и хотела бы избежать его, с другой стороны, не доверяла экспертизе, следствию и комбинату и хотела все увидеть собственными глазами и услышать выводы из первых уст.
– Вера Владимировна, я еще раз повторяю: ни на эксгумации, ни на вскрытии вам делать нечего. Это слишком тяжелое зрелище для любого человека, а тем более для матери. Вас следствие признало потерпевшей?
– Да, я подписывала постановление, ну, в том смысле, что ознакомлена с ним.
– Значит, вы имеете право на адвоката. У вас есть адвокат?
– Есть, – кивнула Вдовина.
– Вот пусть он приходит и на эксгумацию, и на вскрытие, если, конечно, выдержит. Он может делать фотографии и проводить видеосъемку, и вы будете полностью уверены в том, что никто ничего не скрыл и не сфальсифицировал. Хорошо?
– Хорошо, – с облегчением произнесла Вдовина. – Спасибо вам. А когда будет вскрытие? Сразу после эксгумации?
– Нет, через два дня, нужно, чтобы тело оттаяло.
– И вот в тот день, когда вы Алешу посмотрите… вы уже все будете знать, да? И все мне скажете?
Саблин вздохнул тяжело. Бедная женщина, она даже не представляет, сколько ей еще придется ждать окончательного ответа.
– Я не имею ни права, ни возможности делать какие бы то ни было выводы по результатам вскрытия вашего сына, – принялся объяснять он. – Проводится комиссионная экспертиза, назначенная в областном Бюро, а я – всего лишь один из членов экспертной комиссии. Все выводы будут делаться только коллегиально. Моя задача – эксгумировать труп и провести всю подготовительную работу, то есть вскрыть, зафиксировать и описать все повреждения, которые удастся обнаружить, изъять поврежденные части для медико криминалистического исследования, изъять фрагменты органов и мягких тканей для судебно химического исследования, и весь набранный материал будет отправлен в область, где и проведут собственно экспертизу. Так что приготовьтесь, придется еще подождать.
– Господи, – прошептала Вдовина, – как долго… Как у вас все сложно…
Это да, подумал Саблин, у нас сложно и долго. И почему в дурацких книжках и кино результаты работы судебных медиков становятся известны чуть ли не к вечеру того дня, когда совершено преступление? Почему никому из этих писак и режиссеров не приходит в голову хотя бы поверхностно ознакомиться с тем, как все происходит на самом деле?

* * *


В день эксгумации с самого утра моросил дождь, и Саблин наблюдал за рабочими, долбящими мерзлый грунт, сидя в машине следственно оперативной группы. Неподалеку стояла другая машина – на ней приехал адвокат Вдовиной, серьезный дядька в годах, который, несмотря на дождь, стоял возле рабочих и все снимал на камеру. Сделать это посоветовал ему сам же Сергей: известны случаи, когда неаккуратная работа по извлечению гроба вела к повреждению крышки и тела, и потом при вскрытии образовавшиеся при эксгумации повреждения принимались за те, которые были получены в криминальной ситуации.
Из криминалистов сегодня дежурил Глеб Морачевский.
– Не получается у меня пока ничего, – пожаловался Глеб. – Бьюсь бьюсь, всю голову сломал. Но ты не думай, я не отступлюсь, я ж азартный, как завсегдатай казино, меня от интересной работы за уши не оттянешь. Сроков же нет никаких, правильно?
– Нет, конечно, – кивнул Саблин, – работаем, как говорится, за чистый научный интерес. Получится – хорошо, не получится – ну, что поделать, утремся и пойдем дальше. Вряд ли мы с тобой умнее сотен химиков во всем мире. Но вдруг, а?
– Я буду стараться, – очень серьезно ответил криминалист. – Времени, правда, не хватает на все, что в голову приходит, работы текущей очень много, а мне нужно литературу поискать и почитать, ну, ты сам все понимаешь.
– Конечно, – снова кивнул Сергей, – я все понимаю.
Настроение было все еще препоганым, и никакой уверенности в победе над проблемой идентификации рицина у него уже не было.
Наконец, гроб извлекли из могилы и открыли. Вечная мерзлота сослужила хорошую службу, труп Алексея Вдовина сохранился весьма прилично. Тело увезли в морг, где по указанию Саблина поместили в малой секционной.
Через два дня Сергей провел вскрытие и исследование трупа, который перевезли в большую секционную: при таких исследованиях обычно присутствует много народу. И в этот раз собрались, помимо самого Саблина, санитара и медрегистратора, лаборант из танатологии, лаборант из отделения медико криминалистической экспертизы, следователь и адвокат. Лаборант делал снимки по команде Сергея, а адвокат снимал все, что хотел, за исключением участников вскрытия: это Саблин ему запретил.
Да, накосячил Филимонов… Придется сейчас делать все то, чего он не сделал: измерить высоту расположения переломов каждого из ребер от уровня подошв, описать характер их краев. А вот переломы еще четырех ребер по задней поверхности грудной клетки, которые в акте Филимонова не указаны. Просмотрел? Вот же паршивец! Картина повреждений в целом свидетельствовала об однократном сдавлении нижней части грудной клетки, а вот оскольчатых переломов, которые должны были бы образоваться при переезде грудной клетки колесом автомобиля, что то не видно. А вот и переломы пальцев, которые у Филимонова тоже не описаны. Поторопился Виталий с выводами то, ох, поторопился, видно в свой танцкласс спешил… Сергей изъял второй и третий пальцы правой кисти с переломами, а также все ребра с повреждениями для медико криминалистического исследования, каждое ребро промаркировал и завернул в отдельный лист бумаги, перевязал шпагатом и прикрепил бирки с указанием номера ребра и откуда оно взято – справа или слева. Потом взял фрагменты органов, разрезанных при первоначальном исследовании, для направления в судебно химическое отделение областного Бюро.
Следователь, присев рядом с медрегистратором и устроившись на самом уголке стола, написал постановление об изъятии материала для направления в областное Бюро.
А через несколько дней труп Алексея Вдовина был захоронен повторно в той же самой могиле. Оставалось дождаться заключения комиссионной экспертизы, чтобы поставить точку в этом долгом и тягостном деле.

* * *


– Сергей Михайлович, к вам женщина рвется, кричит очень, – сообщила Светлана, заглянув в кабинет. – Всю регистратуру на уши поставила. Пропустить?
– А что она хочет? – нахмурился Саблин.
– Она с мужем приехала. Вернее, с трупом мужа. Кричит, что никому не доверяет, только вам.
– Господи! – он схватился за голову. – Еще одна городская сумасшедшая? Я еще от дочери Рыкова в себя не пришел. Почему она только мне доверяет? Она что, знает меня?
– Она говорит, что вы соседи.
Кармен! И Анатолий Иванович… Но как же так? Ведь вчера еще Жанна Аркадьевна приглашала Сергея отведать супчика – она отменно готовила солянку, и он просидел у Ильиных часа полтора, разговаривая с Анатолием Ивановичем о предстоящих выборах в Государственную думу и обсуждая предвыборные программы различных партий. А сегодня он умер? Нет, не может быть, наверное, Света что то напутала.
– Приведите ее сюда, – распорядился он.
Через несколько минут в кабинете появилась Жанна Аркадьевна. Она была в шоке, это Саблин сразу понял по тому, как громко и спокойно она говорила. Шок проявляется у людей по разному, одни уходят в молчание и ступор, другие спокойно занимаются неотложными делами, третьи впадают в истерику. Ильина, судя по всему, принадлежала ко второй категории и пыталась организовать то, что ей казалось наиболее разумным: если муж просто плохо себя почувствовал и вызвал «Скорую», а через час уже умер, значит, врач «Скорой» сделал что то не так, и пусть вскрытие проведет сам начальник Бюро судебно медицинской экспертизы и выведет на чистую воду врача неумеху.
– Сереженька, – начала она прямо с порога громким деловым голосом, – я не верю в то, что Толя был болен. Он был совершенно здоров. Просто немножко устал. Но от этого же не умирают, правда? Я знаю, вы очень грамотный эксперт, иначе вас не назначили бы начальником. И я требую, чтобы Толю вскрывали именно вы. Вы обязательно найдете какую нибудь врачебную ошибку, и тогда мы с вами докажем вину этого шарлатана со «Скорой» и посадим в тюрьму. Вы ведь поможете мне, правда?
Глаза ее были мертвыми и пустыми, а голос каким то механическим. Сознание женщины изо всех сил защищалось, не пропуская в себя страшную мысль: ее любимого мужа, с которым она прожила столько лет, больше нет. И неизвестно, как правильнее поступить: подыграть ей, поддерживая в этом измененном состоянии, в котором она по крайней мере не чувствует душевной боли, или вернуть на грешную землю. Из курса психиатрии Сергей помнил, что шок – состояние опасное, из него надо выводить любыми средствами, пусть человек осознает реальность, какой бы горькой и ужасной она ни была. И пусть плачет. Рыдания – самое лучшее в этой ситуации.
Он подошел к соседке и обнял за плечи, покрытые цветастой «цыганской» шалью.
– Жанна Аркадьевна, дорогая моя, я вам очень сочувствую, но я не могу проводить вскрытие Анатолия Ивановича.
– Почему? – с яростной требовательностью спросила Кармен, тряхнув седыми длинными распущенными волосами. – Почему вы не можете, Сережа? Вы мне отказываете?
– Я не могу и не буду проводить вскрытие человека, которого давно и хорошо знаю. Это мой близкий человек, – медленно и внятно произносил Саблин, глядя прямо ей в глаза. – Понимаете? Близкий человек. И для вас он близкий человек. Я поручу провести исследование самому лучшему эксперту, самому надежному, а вам не нужно об этом думать. Вам сейчас нужно думать о том, что вы потеряли мужа, с которым прожили так много лет, и теперь ваша жизнь изменится, она уже никогда не станет такой, как прежде. Вам нужно учиться жить без Анатолия Ивановича…
«А ведь моя жизнь тоже изменилась с того дня, как Оля объявила, что уезжает. И хотя до момента реального отъезда прошло еще какое то время, все равно я считал ее уехавшей с того вечера, когда она решила вернуться в Москву. С того вечера я остался совсем один. И жизнь стала другой. Мне не с кем поговорить, не с кем обсудить сложный случай, не к кому приткнуться носом и заснуть. Конечно, есть Макс, и я с удовольствием с ним встречаюсь, общаюсь, езжу за город и пью пиво в спортбаре, но это ни в малейшей степени не может заменить мне Олю и не может скрасить мое одиночество. Но я научился жить один. Да, мне было трудно, больно, обидно, но я научился. И она научится».
Он добился своего – Жанна Аркадьевна разразилась рыданиями. 2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.