.RU

Приглашение к танцу - Н. А. Богомолов Русская литература начала XX века и оккультизм


Приглашение к танцу



Видишь столбик пыли, 
Слышишь топот ног
Там, на перекрестке
          Двух дорог? 
На мохнатых лапках, 
Хвост сцепив с хвостом, 
Мы в пыли танцуем
          Вчетвером. 
Все быстрее танец, 
Кружит, крутит, вьет, 
Завивает нежить
          Хоровод. 
Вот пришла бумажка
С листиком вдвоем —
Мы теперь танцуем
          Вшестером. 
Всем гостям мы рады, 
Рады всех позвать
Здесь на перекрестке
          Танцевать
Танец наш так весел, 
Крутит, вьется пыль, 
Завивает сказки
          Жуткой быль. 
Как в Париже люди, 
Чтобы лучше спать, —
Стали гильотиной
          Убивать. 
Головы в корзину
Прыгали, стуча, 
Девушки влюблялись
          В палача. 
Голову на палку
Вздели, как кочан, 
И кричали, звонко
          Хохоча. 
Брат донес на брата, 
Дочь убила мать
И пошли к нам в гости
          Танцевать. 
Все на перекрестки
Прибежали к нам —
Пели Карманьолу
           С пляской там. 
Вкусно пахло кровью, 
Потом и вином
И летела кверху
          Пыль столбом, 
Мы гостям всем рады, 
Вечно будем звать
В нами в злом угаре
          Танцевать... 
Вьется столбик пыли, 
Бьется топот ног
Там, на перекрестке
          Двух дорог! 
Все быстрее танец, 
Крутится, зовет, 
Завивает нежить
          Хоровод...

Сеанс



В уютной комнате у круглого стола
Уселись шестеро, сомкнув друг с другом руки. 
Погашен свет. Молчат. Вот пробежали стуки, 
И снова тишина нависла, как скала. 
          Стол покачнулся, и над ним, мерцая, 
          Возник неясный свет и вновь пропал опять. 
          Вот медиум впал в транс, стал тяжело дышать. 
          Все оживились вдруг, удачу предвкушая. 
И словно прорвалась плотина: все вокруг
Наполнил частый треск сухих и четких звуков
И, словно отвечая волнам стуков, 
Стол ожил, описав по полу полный круг. 
           Вопросы задавать не успевая, 
          Один с другим перемешав ответ, 
          Где слово “да” перегоняло “нет”,
          Порядок букв в алфавите смещая, 
Напряженно следили все, чтоб вдруг
Магическая цепь не разорвалась... 
Вот снова свет возник, белея, показалась, 
Туманным облаком мерцая, пара рук. 
           Смешались имена: Лукреция, Поппея, 
           Безвестный Петенька, Наполеон, 
           Веков тревожа отзвучавший сон, 
           Пришли, призывом пренебречь не смея. 
Что это все? Гипноз? Самообман? 
Нет, — полумагия, а также полузнанье, 
Лишь ясновиденье вскрыть может основанья
Пути к духовному, что в спиритизме дан. 
          В напряженном кругу к себе зовущих воль
          Сидящих за столом увидишь тех, что тела
          Земного лишены, но чья душа хотела
          С ним вечно слитой быть. И после смерти боль
Неутоленных похотей их мучит. 
Другие же, что тоже трутся тут
И через медиума жизнь живых сосут, —
Не души, а страстей уже изжитых кучи, 
          В душевном брошенные, как ненужный труп, 
          Покинутый ушедшим дальше духом. 
          А третьи — это те, что всем внимают слухам, 
          Тому, что тут вершат, где человек так глуп,
Что хочет, движимый пороком любопытства, 
Не видя, кто и как его зовет
Туда, где не одно лишь светлое живет, 
Где много лжи, и злобы, и бесстыдства. 
      Безмордые, безлапые, лишь нюхом
      Те третьи могут слушать и сосать
      Людей живую жизнь, чтоб здесь, в душевном, стать
      Тем, что им внушено их воли Темным духом. 
Назвать себя любыми именами
Тут все они готовы, и ответ
Любой дать стуком иль неясный свет
Заставить тлеть, чтоб жадными губами
          Пить жизни вкус, хоть так побыть в земном,
          Таком желанном, снова проникая
          К нему чрез тех, что, в магию играя, 
          Там в темной комнате уселись за столом.

Одержимый



Не всегда в человеке одна человечья душа.
Доктора с важным видом скажут: “Это больной”.
Приглядись-ка получше к нему, не спеша, 
И не только глазами, но также еще и душой
И начнешь понимать: человечье тут бьется в тисках... 
Схороненный ошибкой так бьется в могиле, в гробу. 
Это ужаснее ужаса, это страшнее, чем страх, 
Это пытка кошмаром, ставшим жизнию здесь наяву. 
Человечье, живое тут захвачено мертвою тьмой. 
Сознанье сочится лишь каплями, глухо звеня, 
Тело стало застенком, оно стало тюрьмой, 
Отделившей живого от солнца и ясного дня. 
И в застенке том двое: один — это тот, что пришел, 
Чтобы жить, как все люди, перешедшие к жизни порог, 
А другой в миг зачатья его оттеснил и вошел
В это тело, но хозяина вытолкнуть все же не смог.
И ни тот, ни другой это тело себе оттягать
Не могут. Страшна, беспощадна и зла их борьба. 
Не лечить надо тут, а проклятого вора изгнать, 
Если это позволит их ставшая общей судьба. 
А пока в этом теле их двое: человек и другой, —
Будет длиться борьба, свирепея в своей слепоте, 
И изгнать эту тать можно силою только одной —
Только силой Того, кто за нас пострадал на кресте...

Кукла



Чертенок у девочки куклу стащил —
Уж больно понравилась кукла —
Он хвост ей приделал, а платье стащил. 
К чему оно ей — по себе, знать, судил, —
Она ж теперь чертова кукла. 
И стала та кукла игрушкой чертей, 
Им это в диковинку было —
Игрушек ведь нет никаких у чертей, 
Какие у нас, человечьих детей, 
Чтоб в детстве нам весело было. 
Поставили черти ее в уголок, 
А дальше не знают, что делать. 
Стащили подальше, в другой уголок, 
Отгрызли с досады ей уха кусок, 
Стоят и глядят: что бы сделать? 
Таскали-таскали, измызгали так, 
Что хвост оторвали и ногу. 
Игра не выходит ни эдак, ни так, 
Не могут игры с ней придумать никак —
Сидят, закрутив хвост за ногу. 
А дело-то в том, что у куклы души
Ведь нет, а тогда как же мучить? 
За что ухватиться, коль нету души. 
Их когти на это одно хороши —
Коль надобно душу им мучить. 
Так бедная кукла в углу и лежит, 
Вся в саже, без толку и дела. 
Закрыла глаза, словно чурка лежит, 
Лишь редко чертенок какой пробежит, 
Ругнет: “Ишь, все дрыхнешь без дела!” 
И помнятся кукле затеи детей, 
Как “в гости” играли и “в люди”,
Как светлы и ласковы души детей... 
Да, скверно в аду у мохнатых чертей, 
Недаром боятся их люди.

Колдовство



Ab omni male libera nos Domine!

1

Долорес милый изменил, — 
Посмотрим, кто сильней?! 
Надела шаль и в ночь ушла
К колдунье поскорей. 
На перекресток не глядит —
Там светит огонек
И Матерь Божья сторожит
Скрещенье двух дорог. 
Спустилась вниз, к реке, и вот
Среди лачуг, с трудом
При свете месяца нашла
Ей нужный старый дом. 
Там, постучав, уселась ждать
На каменный порог, 
Пока в решетчатом окне
Не вспыхнул огонек. 
Скрипя, открылась дверь. Вошла, 
Испуганно глядит, 
Но ей о страшном ремесле
Ничто не говорит. 
За занавесками кровать, 
Два стула, шкаф и стол. 
Под колпаком на очаге
Висит большой котел. 
В окне кордовских мастеров
Свинцовый переплет, 
Жаровня, кресло и на нем
Огромный черный кот. 
Старуха новую свечу
Заправила в шандал: 
“Скажи, красотка, он тебе
И раньше изменял?” 
Забилось сердце. По ногам
Вдруг слабость потекла. 
Откуда знает, что со мной
И для чего пришла? 
Глядит, не видя. И рукой
Схватилась за косяк... 
“Садись-ка, милая, сюда, 
На этот стул вот так. 
Мне надо что-нибудь, на чем 
Его была бы кровь, —
Так повелось, когда сплелись
Измена и Любовь. 
Затем еще ты принесешь
Мне шелк его кудрей, 
И, коли сможешь, раздобудь
Обрезки от ногтей. 
Сейчас иди. Луна в ущерб
Сойдет дней через пять, 
Тогда ты к ночи приходи
Ко мне сюда опять!” 
Идет Долорес. Шаль черна, 
Душа еще черней, 
И стынет ревности стилет
Холодной болью в ней. 
Луна, как мертвый рыбий глаз, 
Повисла в вышине. 
Идет, и тень за ней бежит, 
Ломаясь, по стене. 
На перекресток не глядит, 
Там Дева в свете свеч
Стоит, и сердце Ей пронзил
Земных страданий меч.

2

Этот воск, что замешен мной кровью живой
С волосами, с кусками ногтей, —
Это больше не воск, это плоть, что была
В лоне матери старой твоей. 
Ты родишься опять: вот твоя голова, 
Вот и руки, и грудь, и живот, 
И твой дух, повинуясь призывным словам, 
В это тельце на миг перейдет. 
Все, что я прикажу, ты исполнишь теперь, 
Там ты спишь на постели твоей, 
Но душа твоя тут с этим тельцем слита
И покорна лишь воле моей. 
Вот, красотка, бери-ка иглу и себя
Уколи ей, чтоб крови добыть. 
А затем ты иглу ему в сердце вонзи, 
Чтобы стал он тебя лишь любить. 
Чтоб, проснувшись, он завтра вновь вспомнил тебя
И к тебе возвратился бы вновь, 
Чтоб себя потерял, и искал, и желал
Лишь тебя, твое тело и кровь. 
Но за это должна ты, красотка, к себе
Меня в повитухи позвать
И отдать мне ту дочь, что родишь от него, 
И до гроба об этом молчать. 
Не дрожи. Как родишь, так поймешь: не свое
А мое ты отдашь мне за труд —
Дочка будет в шерсти, и тебя за нее, 
Коль увидят соседи, — убьют.

Заклятье



Ключевую воду в чашу я налил —
Я хрусталь живой в застывшем полонил. 
Обойдя, затеплил свечи перед ней —
Опрокинулись во влаге пять огней. 
Пало на воду заклятье, как покров, —
Возмутив, заворожило силой слов. 
Зачарованный, притянут к чаше той, 
Задрожал в воде заклятой образ твой. 
— Я зову тебя, ты слышишь: я зову! 
Ты придешь ко мне поутру наяву, 
Разлюбив его, забудешь, он не твой, —
Вязью слов тебя вяжу я лишь со мной. 
Для тебя свою я душу загубил
И живое сердце в чаше полонил.

Карты



Жизнь — это в карты игра со старухой Судьбою:
Черные пики ранят глубоко и метко, 
Залиты кровью, бубен щиты беззащитными стали, 
Словно кладбище, трефы теснятся, и тщетно
Ищешь сердца пылающий пламень в душе опустевшей. 
Скольким, играя, ты роздал его. И с ужасом видишь: 
Вместо пламени черви могильные, кровью налившись, 
Свились скользким клубком, присосавшися к сердцу, 
Что только одно лишь сдала тебе в самом начале
Парка, костлявой рукой стасовавши колоду. 
Много взяток ты взял, козыряя не в меру, 
И вот теперь, под конец, доиграв, понимаешь —
Выйграть игру невозможно, коль козырем стали
Вместо пламени сердца кровавые, красные черви.

Башня



Нельзя одновременно быть поэтом, музыкантом,
Скульптором, воином, крестьянином, купцом, 
Но нужно быть довольным тем талантом, 
В котором ты замкнут твоей судьбы кольцом. 
Лишь только в этом умножая знанья, 
Все совершенствуя себя, ты можешь стать
Воистину счастливым и страданья
Здесь, в этой жизни на земле, не знать. 
Стать мудрым — это быть своим довольным Роком, 
Не требуя того, что не дано, 
В одном сосуде слив в смирении глубоком
С водою мудрости способности вино. 
Сказанье Библии о башне Вавилона, —
Умей прочесть написанное там, —
Нам говорит, что Гордость есть препона
Стремленью человека к небесам. 
Но Сатана не может примириться
С ведущим к небу нас Иеговой, 
И долго будет человек стремиться
Считать себя обиженным Судьбой. 
И, завистью своей измучив душу, 
Чужой успех стараться погубить —
Всю землю взять себе, ее моря и сушу, 
Стать выше всех и надо всем царить. 
Бессильна Ложь, когда она нагая, 
Но если Правду с ней смешаешь, то она
Зовет к себе, мечтою опьяняя, —
Такою смесью нас дурманит Сатана. 
Закон духовного начала человека
Есть равенство его и всех людей, 
И в духе мы всегда равны другим извека, 
И это чувствуем мы в глубине своей. 
Закон душевного — свобода. Невозможно
Творить и мыслить скованной душой. 
Она застынет в тесноте острожной, 
Придавлена могильною плитой. 
А здесь, во внешнем мире, там, где семя
Рождает плод и брату брат вослед
Идет, где старшинство определяет Время, 
Иных законов, кроме братства, нет. 
Нам это Сатана открыл не так, как надо, —
Он все смешал, и вот дурмана дым
Заставил верить человечье стадо, 
Что всяк подобен может стать другим. 
И словно пламя, коль подбросят суши, 
Взметнулась Гордость, Завистью маня, 
Горит костер, и жжет тела и души, 
И вьется ввысь, как башня из огня.

Брак



Ипознал жену свою63.

Не может яблоня нам груши принести,
Не может лилии бутон раскрыться розой, 
И речь моя не может расцвести
Не музыкой стиха, а слов привычных прозой. 
Так, в жизнь входя, душа себе всегда
Находит тело, что созвучно с нею, 
Что отразит ее, как зеркало пруда
Лазурь небес недвижностью своею. 
И коль в тебе живет не похоть, а Любовь, 
То все в любимой, словно море сушу, 
Лицо, и взор, и жест — все вновь и вновь
Тебя влекут познать за телом душу. 
И каждый поцелуй, касанье, ласка тел
Всегда ведут, коль души вместе слиты, 
Туда, где тела нет, но дух, за тот предел, 
Которым души от земного скрыты. 
Вот почему в библейском “он познал”
Не похотью звучат письмен святые знаки, 
Но мудростью того, кто это написал
О душах, слитых воедино в браке.

Насилие



Вот погляди: весенний этот луг 
Истоптан выпущенным на кормленье стадом. 
Росла трава, цвели цветы, и вдруг
Вся радость жизни стала жутким адом. 
Все исковеркано, растоптаны цветы, 
С землей смешали их тяжелые копыта, 
Безжалостно их нежные листы
Вонючим калом и слюной облиты. 
Вот так же часто выглядит душа. 
Умей лишь увидать в ее потухшем взгляде
Той юной девушки, что, дивно хороша, 
Вчера стояла в свадебном наряде. 
Весь аромат души, бутоны белых роз, 
Как в том букете, что ей подарили, 
Завянув, сморщился, и капли жгучих слез
Сиянье глаз, смочив их, погасили. 
Кто этот грех свершил? Кто выпустить посмел
На этот луг животных злое стадо? 
Кто надругаться гнусно захотел
Над тем святым, чему молиться надо? 
Ответ найдешь, как в ад сойдешь, туда, 
Где семь грехов людские губят счастье, 
И там в одном признаешь без труда
Виновного, чье имя: Сладострастье.

Ясновидение



Не верь, что путь души похож на взлет орла:
Все выше ввысь, с земною властью споря, 
Пока его небес не примет синева, 
Чтоб растворить в сияющем просторе. 
Таким полет души бывает лишь тогда, 
Когда, окончив путь, она покинет тело
И, став свободною, уходит навсегда
Из этой жизни и ее предела. 
Ей больше нечего от этой жизни взять
И нечего ей дать, ненужной и изжитой. 
Жизнь кончена. Душа не может лгать
И быть, как раньше, с этим телом слитой. 
Но все совсем иначе, если нам
При жизни вскроется для взора или слуха
Неведомое здесь земным очам, 
Неслышимое для земного слуха. 
Когда, на миг свободна от преград, 
Душа заглянет в мир иной несмело, 
Чтобы затем опять сойти назад
И стать слепой, опять вернувшись в тело, 
То, возвратясь, она должна понять, 
Что взлет ее не мог бы долго длиться, 
Что ей теперь придется долго ждать, 
Пока тот миг опять не повторится. 
Но все ж, глядя в земную жизнь, она
Уже иное видит вкруг отныне, 
И в памяти живет, как отзвук сна
Иль как мираж, влекущий нас в пустыне, 
То, что она увидела. И вот
Иной, прозрачной стала жизнь земная, 
И с каждым днем душа полнее узнает, 
Как здесь ей воплотить святую правду Рая.
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.