.RU

6.4. Формирование конно-механизированной группы. Действия ВВС - Егоров Д. Н. Е 30 Июнь 1941. Разгром Западного фронта

6.4. Формирование конно-механизированной группы. Действия ВВС


В районе северо-восточнее Белостока продолжалось фор­мирование фронтовой конно-механизированной группы. Ут­ром в 36-ю кавдивизию прибыли командир корпуса И. С. Ни­китин с начальником оперативного отдела подполковником Н. Д. Новодаровым и начальником разведки майором А. Н. Покосовым. Никитин отдал приказ, согласно которому 36-й КД к исходу дня надлежало перейти в район Старая Дубовая, Одельск, после сосредоточения поступить в распоряжение зам. командующего фронтом И. В. Болдина.

Географически Одельск находится к востоку от Сокулки, от него на юго-запад тянется гряда господствующих высот (отметки 215.3, 227.0, 206.3, 225.2, 239.5), параллельно гряде проходит шоссе Грод­но-Белосток.

Выступив в северном направлении в новый район сосредоточения, части дивизии вышли к шоссе Бело­сток-Волковыск, но вынуждены были остановиться, так как по шоссе из Белостока шла танковая колонна силами до пол­ка, в основном танки KB и Т-34. Они шли до станции Валилы, а затем поворачивали на север. При этой заминке авиации противника удалось небольшой группой самолетов произве­сти прицельное бомбометание. В саперном эскадроне была разбита автомашина с переправочными средствами, погибло несколько бойцов и командиров. Перейдя шоссе, части 36-й дивизии скрытно (перелесками) вышли в район Одельска, по­сле чего майор Яхонтов на бронемашине отправился для док­лада на командный пункт генерала Болдина.

По возвращении в штаб Яхонтов и Зыбин отправили на машине майора началь­ника оперативного отделения штадива Сагалина для установ­ления связи с действующими перел ними, как они думали, частями 3-й армии. Через полтора часа майор вернулся и до­ложил, что впереди 36-й дивизии никого нет. Тогда послали начальника разведки майора Б. С. Миллерова (впоследствии

368



генерал, командовал 10-й и 4-й гвардейскими кавдивизиями), результат был аналогичным. На КП И. В. Болдина П. В. Яхон­тов встретил своего комкора Никитина и командира мехкорпуса М. Г. Хацкилевича, последнего он также знал по службе в коннице. Узнав о пустоте перед рубежом развертывания КМ Г, Болдин приказал 36-й дивизии в течение ночи занять оборону по гребням высот, обеспечив за собой узлы дорог и крупные населенные пункты.

Соединения 6-го мехкорпуса, получив еще ночью приказ, с утра 23 июня начали переход в новый район. Так, 7-я танко­вая дивизия должна была сосредоточиться в районе ст. Вали­лы восточнее Белостока с задачей уничтожить танковую диви­зию противника, согласно не ясно откуда взятым данным прорвавшуюся к Белостоку. В поход части корпуса вышли не со всей имевшейся согласно списочному составу техникой. Немало неисправных боевых машин осталось в местах постоянной дислокации. А. С. Сизов из 13-го танкового полка пи­сал: "Все старые Т-26 и БТ поставили в стороне плотной мас­сой. Так они и остались стоять..." [76, письмо]. Также дивизия понесла серьезные потери в личном составе "по вине" коман­дарма К. Д. Голубева: из состава 7-го мотострелкового полка он забрал два батальона для охраны штаба армии. Третий ба­тальон полка, судя по всему, еще не был вооружен.

Рядовой В. Л. Чонкин вспоминал:

"Пришли на свое место, в палатки, в 2 часа ночи, а в 4 часа нас начали бомбить, обстреляли из пулеметов. Крикнули тревогу, кто кричит тревога "учебная", а кто "боевая". Но палатки уже горели... Оружия у нас никакого не было. Было на отделение по одной винтовке образца 1914 г. для изучения матчасти. Нас, кто остался в живых, собрали и отправили на передовую, но оружия у нас не было. Успели только получить мотоцикл ИЖ-9" [там же, письмо].

Марш совершался в весьма непростой обстановке. Поход­ные колонны столкнулись с возникшими на всех дорогах пробками из-за беспорядочного отступления тылов армии из Белостока. Во время движения и нахождения в районе сосре­доточения дивизии понесли серьезные потери от авиации противника. Согласно докладу комдива 7-й генерал-майора танковых войск С. В. Борзилова, из строя было выведено 63 танка, сильно пострадали тылы полков.

К. М. Некрасов, то­карь из 4-го ОРВБ 4-й танковой дивизии, вспоминал:

"К вече-

369



ру наш ОРВБ переехал за город и сосредоточился в мелколе­сье, а у нас мастерские высокие, заметные. С рассветом на нас налетела авиация, и началась паника. Была команда вытяги­ваться на шоссе, на котором и так было много техники. Авиа­ция с бреющего полета стала расстреливать это скопище. Нам, небольшой группе, удалось вырваться на проселочную дорогу с командиром роты воентехником 1 ранга Качуриным" [76, письмо].

Сосредоточение 6-го механизированного кор­пуса в лесном массиве в районе Супрасль, Валилы в основном закончилось к 14 часам. Не ясно, правда, где находилась в это время 29-я моторизованная дивизия, совершавшая марш, по словам И. В. Болдина, из района Слонима, хотя в действитель­ности она на утро 22 июня находилась в самом выступе. Также из подчинения начальника артиллерии 5-го стрелкового кор­пуса был изъят 124-й ГАП РГК (48 152-мм гаубиц Виккерс) и введен в состав КМГ. Однако артполк 4-й танковой дивизии (командир - майор А. И. Царегородцев), несмотря на его пол­ную укомплектованность, для огневой поддержки даже не планировался, возможно, из-за отсутствия боеприпасов нуж­ного типа. Впоследствии он был отправлен к Волковыску и прекратил существование под ударами авиации, не сделав по врагу ни одного выстрела.

П. М. Гулай, командир расчета 4-го ГАП, вспоминал:

"В 4.00 22 июня мы (полк) выехали из распо­ложения и направились к немецкой границе по заранее под­готовленному маршруту. Не доехали 16 или 18 км до границы, получили команду "Отбой" и начали отступать. К утру 23 ию­ня мы добрались до Волковыска. Там простояли целый день в лесу, а под вечер выехали на восток. Ехали всю ночь, а утром 24 июня нас разбомбили, и мы спешились и пошли пешком" [76, письмо].

7-й ГАП 7-й ТД (командир полка - подполковник Г. Н. Иванов) к началу войны находился на полигоне Червоный Бор. Как вспоминал бывший экспедитор секретной час­ти Н. Ф. Грицюк, он уже в 2 часа ночи привез из штадива "крас­ный пакет" и вручил его Иванову. 7-й ГАП был поднят по тревоге и потерь не понес.

"Полк наш выходил на дорогу. На эту дорогу выходила и мотопехота, и танки нашей дивизии. Соз­давались пробки. Каждая часть стремилась быстрее занять ис­ходные позиции и вступить в бой. Навстречу нам стали попа­даться сначала одиночки, а потом целые группы полуразде-

370

тых, безоружных, в большинстве своем раненых бойцов. Это были стройбатовцы, не успевшие укрепить нашу границу" [76, письмо личной переписки].

На марше артиллеристы бы­ли атакованы авиацией и понесли потери в личном составе. Связаться со штабом дивизии не удалось, так как на всех диа­пазонах радиоволн была только немецкая речь. В каком-то ле­су остановились на привал, но вечером снова налетела авиа­ция. Погибло много личного состава, пострадала и матчасть. В ночь на 23 июня полк, не зажигая фар, отошел к Белостоку, а затем - к Волковыску. Таким образом, его судьба полностью совпала с судьбой полка 4-й ТД. Фактически не приняв уча­стия в боях, он за несколько дней растаял и распался при не­организованном отступлении. "Прорвав окружение под Волковыском, двинулись на Слоним. Всю дорогу стрельба, бом­бежки, раненые, убитые..." Следовательно, артиллерии в КМГ имелось всего два полка: 124-й ГАП РГК и 77-й артполк 29-й мотодивизии. Позже в своем докладе начальник АБТУ Западного фронта полковник И. Е. Иванин отметил крайнюю слабость артиллерийской поддержки танковых атак 6-го мехкорпуса.

По 124-му артполку данных немного, и есть расхож­дения в датировках событий, но очень похоже, что реально он пробыл в составе конно-механизированной группы всего лишь один день и провел только одну 2-3-часовую артподго­товку беглым огнем с закрытых позиций.

До сих пор является неясной причина, побудившая Болдина сосредоточить корпус не северо-восточнее Белостока, как вначале планировалось, а значительно восточнее. Из донесе­ния командира 7-й танковой дивизии следует, что командова­ние опасалось выхода в район ст. Валилы немецкой танковой дивизии, которая перерезала бы все пути снабжения и связи 10-й армии. Возможно, Болдину что-то было известно о бое 29-й и 33-й танковых дивизий 3-й армии с немецкими танка­ми западнее Гродно 22 июня, и он предполагал, что с выходом мехчастей противника на оперативный простор будет разо­рван стык 10-й и 3-й армий. Возможно, появления танков ожидали из Прибалтики, ибо, как вспоминал Л. А. Пэрн, Голу­бев каким-то образом был осведомлен о том, что левый фланг 11-й армии прорван и немцы развивают успех.

Весьма вероят­но, что эту информацию штарм получил из 9-й авиадивизии. Еще утром 22 июня экипаж бомбардировщика из 13-го бом-

371

бардировочного полка в ходе разведывательного полета засек на подходе к Меркине колонну не менее чем в сотню боевых машин (танковый полк 12-й ТД 57-го моторизованного кор­пуса противника). Информация была сразу же передана в полк и дивизию, из полка была получена квитанция, но штаб дивизии не ответил [118, с. 22].

Дошла ли информация в вы­шестоящие штабы, установить пока не удалось, но известно, что 22 июня "дальники" 3-го корпуса "работали по Меркине". Действительность же для танковых дивизий М. Г. Хацкилевича была такой: никакой танковой дивизии противника в рай­оне станции Валилы обнаружено не было по причине ее отсутствия в этом районе, "... благодаря чему дивизии не были использованы".

Почти одновременно с завершением сосредоточения в районе Валилы корпус получил новую задачу: разгромить противостоящие германские войска и освободить Гродно. 4-я танковая дивизия выдвигалась в направлении Индура-Грод­но, а 7-я танковая дивизия по линии Сокулка - Кузница - Гродно. 29-я моторизованная дивизия должна была прикрыть удар корпуса с левого фланга на линии Сокулка-Кузница. Дивизии немедленно принялись выполнять и этот приказ. Первой из частей 29-й мотодивизии сумел выйти на указан­ный рубеж и занять свою позицию 106-й МП (командир - полковник А. П. Москаленко). Полк был большой - около 3000 человек. Инструктор пропаганды В. Е. Фролов весьма верно представлял себе, какие задачи предстоит выполнять их дивизии, но не помнил, чтобы на участке полка велись насту­пательные действия. Такое впечатление, что 106-й полк дей­ствовал на каком-то обособленном участке, ибо, по словам Фролова, соседей ни справа, ни слева у полка не было [76, письмо]. Нет упоминаний о нем и в донесении генерала С. В. Борзилова, там он пишет только про 128-й моторизован­ный полк.

Также в донесении командира 7-й танковой дивизии не упоминается о новых налетах авиации противника и наличии потерь при выдвижении к исходному рубежу. По-видимому, имевшийся в этом районе большой лесной массив (иногда его называют Супрасельской пущей, но на современных поль­ских картах он обозначается как Кнышинская пуща) укрыл танковые колонны корпуса от авиации противника. Но дли-

372

тельный 90-километровый марш, совершенный частями кор­пуса в сложных условиях, значительно снизил их боеспособ­ность. Начали сказываться усталость личного состава, осо­бенно механиков-водителей, и, самое главное, корпус начал испытывать затруднения в снабжении горюче-смазочными материалами и другими видами снабжения, необходимыми для боя.

Арестованный Д. Г. Павлов показывал:

"Штабом фронта 23 июня 1941 [года] была получена телеграмма Болдина, адресованная одновременно и в 10-ю армию, о том, что 6-й мехкорпус имеет только одну четверть заправки горючего. Учитывая необходимость в горючем, ОСГ (отдел службы горючего. - Д. Е.) еще в первый день боя направил в Барановичи для мехкорпуса все наличие горючего в округе, то есть 300 тонн. Остальное горючее для округа по плану Генштаба нахо­дилось в Майкопе. Дальше Барановичи горючее продвинуть­ся не смогло из-за беспрерывной порчи авиацией противника железнодорожного полотна и станций".

Согласно данным по потерям армейских и фронтовых ВВС, в этот день авиация лишилась 125 самолетов, 53 из кото­рых были сбиты в боях, 63 было уничтожено на земле и три пропали без вести. Еще шесть машин было потеряно в резуль­тате аварий. Следует заметить, что резко снизилась активность действий ударной авиации, как вследствие понесенных 22 июня потерь, так и вследствие того, что десятки повреж­денных в боях самолетов находились в ремонте. В частности, в 3-м авиакорпусе было повреждено до 25% Ил-4. В то же время корпус получил приказ поддержать одним вылетом наступа­тельные действия Западного фронта в направлении на Сувалки, но таковые не состоялись, и после 30-минутной готовно­сти к вылету был дан отбой. Лишь 212-й отдельный полк тре­мя звеньями в 19 часов атаковал ж.-д. узел и предместье Вар­шавы Прагу, а затем нанес удар по аэродрому Мокотув и заводу боеприпасов в Ромбертуве [109, с. 62-63]. В 13-й бом­бардировочной дивизии по неизвестной причине не было вы­летов в 24-м СБАП. Остатки 11-й САД сосредоточились в рай­оне Лида-Лесище, 9-й - в Борисовщизне и Барановичах, 10-й - в Пинске. В состав ВВС фронта была передана свежая 47-я САД (командир - полковник О. В. Толстиков).

373
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.