.RU

Генри Ф. Элленбергер - The discovery of the unconsciouns

Генри Ф. Элленбергер



го, причем не только в медицинских собраниях, но и в ежедневных газетах75. Зигмунд Фрейд, чья репутация как невропатолога к тому времени упрочилась, становится известным в области нейропсихиатрии. Мы видели, что в 1893 г. Фрейд все еще лечил пациентов по методу Берн-гейма, но также отдал должное и Шарко, написав статью о различии органических и истерических форм паралича76. Фрейд, очевидно, не понимал тех событий, которые происходили в Париже. Его статья была написана в духе доктрины школы Сальпетриер 1886 г., однако с учетом нового направления, открытого Бабинским, она казалась в 1893 г. несколько устаревшей. Тем не менее, Фрейд написал совместно с Брейером статью «О психическом механизме истерических феноменов», предложив новую теорию, комбинацию концепций Жане и Бенедикта. Эта статья получила положительный прием. В течение одного месяца в «Revue Neurologique» появилась объективная обзорная статья; были обзорные статьи и в немецких журналах77. Оберштейнер упомянул статью в своей книге о гипнозе как «весьма интересное применение гипнотической суггестии»78. В Англии Майерс установил, что она подтверждает его взгляды на сублиминальную самость79. Майкл Кларк поместил в журнале «Brain» развернутый и сочувственный комментарий80. В Бельгии Даллемань дал хороший обзор теории Брейера - Фрейда и высказал несколько оговорок81. Жане писал: «Я рад видеть, что результаты моих уже старых исследований были недавно подтверждены двумя немецкими авторами, Брейером и Фрейдом»82. Бенедикт, который, подобно Жане, был упомянут в сноске, критически отозвался о статье и сказал, что Брейеру и Фрейду, должно быть, действительно посчастливилось найти такой необычайно удачный набор клинических случаев83.

Внезапная смерть Шарко, наступившая шестнадцатого августа 1893 г., вызвала потрясение во Франции и всем научном мире. Шарко, как отмечалось в другом месте, был окружен множеством недругов, стремившихся использовать каждый инцидент против него84. Шарко критиковали за его позицию в деле Вальрофа, когда домашний слуга Вальроф, покушавшийся на убийство хозяйки дома и её горничной, заявил, что он действовал в сомнамбулическом состоянии. Обвиняемый утверждал, что действовал совершенно бессознательно85. Обратились за советом к Шарко. Он уклонился, приведя описание сомнамбулического состояния, но ничего не сказал о его применимости к недавнему состоянию Вальрофа. В это время с необычайной яростью велась кампания за общие выборы. Общественное мнение было встревожено финансовыми скандалами. В июне в палате депутатов нескольких политических дея-

-422-

10.

Подъём и становление новой динамической психиатрии

телей обвинили в подкупе англичанами через посредничество финансиста Корнелиуса Герца. Представленные в качестве доказательства документы оказались поддельными, но Герц, обвиненный в растрате, бежал в Англию. Англичане отказались выдать его французским властям, потому что он был серьезно болен. Французы отправили Шарко с другим медицинским экспертом в Англию, чтобы составить отчет о состоянии Герца. Шарко критиковали за составление прогноза о смерти этого человека в течение двух недель (на самом деле он пережил Шарко). Июль начался со студенческих демонстраций в Париже, и в кафе случайно был убит молодой человек. Это послужило сигналом для сильных студенческих беспорядков, которые были поддержаны рабочими. В течение четырех дней Латинский Квартал был перегорожен баррикадами. Погода была нестерпимо душной, отчего работа над окончанием диссертаций в Медицинской школе становилась невыносимой. 29 июля Жане с блеском защитил медицинскую диссертацию перед комиссией под председательством Шарко. Приготовления к общим выборам послужили поводом для яростной полемики, которая в ряде случаев приняла форму актов насилия.

В этих тревожных обстоятельствах Шарко покинул Париж незадолго до пятнадцатого августа, отправившись на отдых в район Морвана в сопровождении двух своих любимых учеников, Дебова и Штрауса. Русский врач Любимов рассказал о том, как он поехал туда, чтобы доставить Шарко домой и, не зная о близящемся конце, был потрясен выражением страдания Шарко86. Однако Шарко согласился с требованием Любимова, и таким образом Шарко увидел своего последнего пациента по дороге от дома до железнодорожной станции. На следующий день казалось, что Шарко выздоравливает, но поздно вечером он почувствовал себя больным и позвал своих спутников. Они делали ему инъекцию морфина и оставили спать. На следующее утро, шестнадцатого августа, они нашли его мертвым87. Похоронили Шарко с национальными почестями. В часовне Сальпетриера состоялась внушительная церемония с представителями правительства, государственной администрации, научных учреждений и множеством сопровождающих лиц. Несколько медицинских журналов вышло в свет с обложками в черной рамке, а газеты содержали множество подробностей - точных и неточных - о карьере и смерти Шарко. Говорили, что в утро его смерти делегация взволнованных истерических пациентов пришла к директору больницы с вопросом, не случилось ли что-нибудь с Шарко, потому что им приснилось, что Шарко мертв. Некоторые некрологи были написаны в дву-

-423-

Генри Ф. Эллснбергер



смысленном тоне. «Figaro» от семнадцатого августа подчеркивала гений Шарко и его великие научные достижения, но, в то же время, извлекла на свет божий старые обвинения в необыкновенной гордыне, всепоглощающем эгоизме и стремлении к величию, граничащем с театральностью. Доктор Антуан Эмиль Бланш, умерший в тот же день, восхвалялся как врач старой школы, который умел писать доступные для понимания отчеты, был человечным и сострадательным, и пациенты были для него людьми, а не историями болезни.

В медицинских журналах Франции и в других странах появилось много сообщений о смерти Шарко. Одно из первых сообщений появилось в «Wiener Medizinische Wochenschrift» от девятого сентября 1893 г. за подписью доктора Зигмунда Фрейда88. Автор, с гордостью приведший личные воспоминания, сравнивал Шарко с Адамом, который давал имена животным, и с Пинелем, который освобождал безумцев от оков, подобно тому как Шарко давал названия неизвестным болезням в Саль-петриере и освобождал истерические припадки от оков предрассудков. В отношении невропатологической работы Шарко Фрейд высказал полное одобрение; в отношении его работы по истерии Фрейд отметил новаторский подход к её интерпретации. В отношении гипноза Фрейд признал серьезные, хотя, быть может, и узкие, исследования Шарко.

В глазах современников написанный Фрейдом некролог Шарко был лишь одним из многих некрологов, написанных во всей Европе. Во Франции, после написанных учениками Шарко панегирических некрологов, появилась вдумчивая статья Жане со сдержанными указаниями слабых мест в методологии Шарко89. Как ни странно, первую книгу о Шарко написал русский врач Любимов, который двадцать лет был знаком с Шарко и записал интересные сведения о нем, которые невозможно нигде найти. Общее впечатление было таким, что заменить Шарко будет очень трудно и с его кончиной закончилась эра в истории психоневрологии.

Господство и упадок школы Нанси: 1894-1900

Со смертью Шарко, казалось, закончилось господство школы Сальпетриер. Последние годы Шарко сдавал позиции школе Нанси, и отклики против идей Шарко появлялись также и в самой школе Сальпетриер.

■424-

В экспериментах с истерическими пациентами было столь много неясных элементов, что требовалась более прочная основа для исследований. Отклики были двух видов; были отклики таких исследователей, как Жане, которые положительно отзывались о проведении психологических исследований объективными критическими методами, но большинство учеников Шарко отвергало психологический метод в пользу невропатологического. Наследник Шарко, профессор Ф. Реймон, занял среднюю позицию. Он склонялся к невропатологическому подходу, но поощрял применение Жане психологического метода. Теперь школа Нанси, казалось, господствовала и распространялась, но при этом «размывалась» её доктрина. Бернгейм начал с гипнотического сна, и впо-следствии сосредоточился на «суггестии». Смысл слова «суггестия» становился все более неясным, и постепенно его заменил новый, модный термин «психотерапия».

Поиск новых форм психотерапии: 1894 — 1896

В 1894 г. политическое верховенство Европы было все еще бесспорным, однако предостережением должны были послужить два события. Япония, по собственной инициативе, объявила войну Китаю, и после быстрой победы сделала Корею «протекторатом». Турецкий султан Аб-дул Хамид II выбрал армян в качестве козлов отпущения и вырезал восемьдесят тысяч армян. До этих пор европейские страны обычно вмешивались, объявляя войну или угрожая войной, когда турки устраивали резню христиан. Однако на этот раз, несмотря на негодование христианских стран, Кровавый Султан не столкнулся с эффективным противодействием, и это означало моральное поражение для Европы. В это время в Европе продолжалась активность анархистов, и был убит французский президент Сади Карно. Умер царь Александр III, и политика, которую будет проводить его наследник, Николай II, стала предметом беспокойства для остальной Европы.

В Париже негативное отношение к Шарко вскоре проявилось как в самой школе Сальпетриер, так и вне её стен90. Тем не менее, Жане, которому благоприятствовало отношение благосклонного нейтралитета Реймона, опубликовал две из своих знаменитых историй болезни: Жю-стины и Ахилла91. Однако Бернгейм теперь считал себя великим вождем психотерапии, и его влияние неуклонно ширилось.

В немецкоязычном мире некоторый интерес вызвало «Предварительное сообщение» Брейера и Фрейда; однако те, кто прочел труды Жане,

-425-

Генри Ф. Элленбергер



не увидели в этой статье ничего особенно нового. Но Фрейд теперь настаивал на различиях между его теориями и теориями Жане и в 1894 г. опубликовал статью о «защитных неврозах», в которой он занял позицию, противоположную позиции Жане.

События 1895 г. представлялись тем, кто жил тогда, как губительные для престижа Западного Мира. Вопреки протестам со стороны христианских держав резня армян продолжалась, и в Европе пробуждался антисемитизм. Во время выборной кампании на пост мэра Вены был избран вождь антисемитов Карл Люгер, хотя насилия по отношению к евреям или их собственности практически не было. Во Франции антисемитизм группировался вокруг дела Дрейфуса. Капитан Альфред Дрейфус был обвинен в измене, лишен звания и приговорен к каторге на Острове Дьявола. В этом же году были сделаны два великих научных открытия: рентгеновское излучение открыл Рентген, а кинематограф -Люмьер. Пастер, умерший двадцать восьмого сентября, был похоронен с национальными почестями как один из самых великих ученых всех времен, и французы считали, что теперь историю медицины можно разделить на два периода: до и после Пастера.

В Париже Жане опубликовал ряд статей, иллюстрирующих роль подсознательных идей в этиологии истерических симптомов, реакций бегства и даже мышечных судорог. Однако образованная публика благосклонно отнеслась к «Психологии толпы» Гюстава Ле Бона, которая, как считалось, дала новый ключ к пониманию социологии, истории, и политологии'3.

В Вене Зигмунд Фрейд, изучавший неврозы, становился соперником Пьера Жане. Об этом свидетельствуют его статьи по психиатрии истерии, неврозам тревоги, статья на французском языке о навязчивых состояниях и фобиях (с его теорией четырех типов неврозов и их специфической сексуальной этиологией) и, самое главное, его совместный с Брейером труд «Исследования истерии»94. Эта книга, как мы видели, содержит описание истории болезни пациентки Брейера Анны О. и четырех историй болезни пациентов Фрейда. Заметна эволюция со времени издания «Предварительного сообщения»: из этих четырех пациентов только двое лечились под гипнозом, а двое других лечились методом прямого решения их проблем в бодрствующем состоянии, который во многом походил на метод Бенедикта.

Традиционное мнение, что «Исследования истерии» не увенчались успехом, явно противоречит фактам. Умпфенбах писал, что пять историй болезни очень интересны и оба автора пришли к концепциям Жане

-426-

10.

Подъём и становление новой динамической психиатрии

и Бине93. Блейлер дал объективный отзыв об этой книге и высказал несколько оговорок (не исключено, сказал он, что терапевтический успех катарсического метода есть просто результат суггестии); он рассматривал книгу как одну из самых важных книг, опубликованных за предыдущие годы96. По словам Джонса, книга была встречена непонимающей и пренебрежительной критикой Штрюмпеля, но получила очень благоприятный отзыв Дж.М. Кларка. На самом деле Штрюмпель и Кларк высказали одинаковую похвалу и одинаковые критические замечания, хотя и по-разному сформулированные. Штрюмпель сказал, что «оба автора, с большим искусством и психологическим проникновением, позволили нам глубже понять психическое состояние истерических пациентов, и их высказывания содержат много интересного и стимулирующего»97. Он не подвергал сомнению терапевтический успех Брейера и Фрейда, но ставил вопрос, в какой мере мы вправе исследовать самые сокровенные тайны наших пациентов и действительно ли сказанное пациентом под гипнозом соответствует истине, потому что истерические пациенты, находясь под гипнозом, способны придумывать романтические истории. Эти же возражения (которые Джонс считает пренебрежительными в устах Штрюмпеля) высказал Кларк, который написал: « Я не рассматриваю вопрос целесообразности столь интимного проникновения в личные мысли и проблемы пациента» и «По-видимому, пациентам, по крайней мере во многих случаях, это очень не нравится. Можно вновь и вновь подчеркивать, что при изучении истерических пациентов необходимо учитывать большую готовность, с которой они реагируют на суггестию, так как здесь, быть может, и таится слабое место метода исследования»98. Опасность, добавляет он, «заключалась бы в том, что пациенты высказывались бы в соответствии с малейшим внушением», даже совершенно неосознанно, со стороны исследователя. В Англии Майерс также похвально отозвался о книге, в которой он увидел подтверждение его собственных взглядов и исследований Бине и Жане во Франции99. X. Эллис горячо отозвался о книге и сказал, что Брейер и Фрейд «отрыли дверь», добавив, что «будущие успехи в объяснении истерии, по-видимому, должны лежать в сфере дальнейшего психического анализа»100. История Анны О. была использована Бресслером101 при изучении пациентки Блумхардта и ее исцеления с помощью заклинаний102. Предложенная Брейером и Фрейдом теория истерии, сказал Брес-слер, может помочь нам обрести научное понимание этого случая. В Будапеште Раншбург и Хайос дали сравнительный обзор теории истерии Жане, Брейера и Фрейда, признав достоинства обеих теорий, хотя

-427-

Генри Ф. Элленбергер



они и не приняли критику Брейером концепций Жане103. Наиболее объективный отклик поступил от Крафт-Эбинга, который сказал, что он опробовал метод Брейера - Фрейда на нескольких истерических пациентах и установил, что выявления причинной травмы недостаточно для устранения симптома104. Крафт-Эбинг также подчеркнул, что память о подавленной травме может проявляться в сознании фантастическим и искаженным образом105.

«Исследования истерии» также пользовались успехом и литературных кругах. Писатель Альфред Бергер, автор философского эссе о Декарте, психологических романов, известный также как литературный критик, написал опубликованную в «Morgenpresse» рецензию под названием «Хирургия души»106. Он с похвалой отозвался об эмоциональной глубине, психологической проницательности и доброте, проявившихся в работе этих двух авторов; он сравнил их катарсические исцеления с исцелением Ореста в драме Гете «Ифигения в Тавриде». В первую очередь он превозносил их книгу как «образчик психологии древних авторов». Писатели, сказал он, подобны великим викингам, которые побывали в Америке задолго до Колумба; теперь наконец врачи догоняли их. Из переписки Гофманшталя нам также известно, что «Исследования истерии» интересовали его как исходный материал при подготовке его драмы «Электра»107. Он хотел, чтобы его героиня, в отличие от героини Гете, походила на истерическую фурию108. Г. Бар, одолживший свой экземпляр книги Брейера — Фрейда Гофманшталю, использовал их катарсический метод для интерпретации Драматических произведений109.

1896 год отмечен очередным сильным ударом по самолюбию Европы. Итальянцы, предпринявшие завоевание Эфиопии, потерпели сокрушительное поражение от императора Менелика при Адуа. Но самым ужасным из событий этого года была катастрофа, сопровождавшая коронование царя Николая II и императрицы Александры 29 мая. Во время празднеств толпу охватила паника, и несколько тысяч мужчин, женщин и детей были затоптаны насмерть. За этим событием последовали протесты либералов и студенческие беспорядки, которые были подавлены. Суеверные люди расценили эти события как зловещее предзнаменование нового царствования. Тем не менее, постепенно складывался союз между Францией и Россией, и когда царь Николай побывал в Париже, ему оказали торжественный прием. Все это могло лишь усилить напряжение между двумя политическими блоками в Европе.

-428-

2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.