.RU

Давид Вениаминович Ривман Криминальная виктимология Серия «Учебники для вузов» Главный редактор Е. Строганова - 18

Глава 7
Виктимология
экономических преступлений: жертвы и ситуации
(•••«•••••••••••«•••^•••••••••••^^•^^••днв^мв^^в^ввмнмннмшяштм
Экономические отношения в современной России далеки от ста­бильности и упорядоченности. Более того, они в значительной степе­ни криминализированы, что связано с губительными по своим разру­шительным последствиям решениями «реформаторов» и действиями тех, кто этим воспользовался в корыстных целях.
Для России экономические реформы (в первую очередь совершен­но дикая для цивилизованного общества приватизация) обернулись невиданным захватом общенародной собственности, по существу кри­минальными способами, хотя формально несовершенство законода­тельства и сделало многих из наиболее крупных приватизаторов не­уязвимыми с точки зрения уголовной ответственности. Не случайно один из известных российских олигархов Б. А. Березовский признал, что все, «кто не спал последние десять лет», так или иначе нарушали законы. К спавшим (или проспавшим) он, надо полагать, относит по­давляющее большинство россиян, оставшихся в результате привати­зации и прочих экономических манипуляций ни с чем. Собственно, с этого началась виктимизация населения страны, которая продолжает­ся и сегодня (в том числе и в экономической сфере). Так что нетрудно понять авторов идеи экономической амнистии, которая есть не что иное, как закрепление результатов всероссийского грабежа. Реализа­ция этой идеи (речь не идет об уголовной ответственности) неизбежно приведет к усилению роли лиц, не просто стоящих «вне закона», но и стремящихся утвердить себя «над законом».'
Доступность объектов собственности, возможность завладения ими непосредственно или путем внедрения в коммерческие структуры и
1 Яковлев A. Af. Социология экономической преступности. М., 1988. С. 6.
вытеснения законных собственников (а это влечет виктимные по­следствия в виде материального ущерба) были широко использованы (и используются) «традиционными» преступдиками, которые состоят в перманентном, нередко открытом конфликте с законом. Однако пути движения к легальному статусу собственников криминальные эл^мен­ты избирали (и дзбирают) разные.
С начала перестройки реформируемая экономика стала активно ос­ваиваться организованной преступностью, Не случайно многие уго­ловные авторитеты открыто владеют недвижимостью, крупными ка­питалами, тратят огромные деньги на избирательные камлании.
Преступления, непосредственно или опосредованно нарушающие экономические законы, объективно вредящие экономике, разнообраз­ны. Какие из них следует отнести к экономической преступности (со­ответственно к экономическим преступлениям), а какие —к иным'пре-ступлениям в сфере экономики? Какими критериями здесь следует руководствоваться1?
В специальной литературе в последнее время обозначились три подхода,
Первый. Экономические преступления — это все преступления, ко­торые затрагивают любые виды экономических отношений, склады­вающиеся как в сфере хозяйствования (экономике), так и за ее преде­лами.
Второй. Экономические преступления — это преступления, совер­шаемые только в сфере экономики. Соответственно к ним относятся как те, что совершаются непосредственно в процессе экономической деятельности, так и не связанные с нею, но совершаемые в границах функционирующей хозяйственной системы.
Третий. Экономические преступления — это преступления, совер­шаемые только в сфере экономической деятельности, т, е. сфере пред­принимательства, бизнеса.1
Даже в этом (уголовно-цравовом, более ограниченном, чем крими­нологическое) понимании экономическая преступность в количе­ственных выражениях представляет собой впечатляющую картину. В России в 1997г. было совершено 61 686, в 1998 г. - 85 571, в 1999 г. -117 721 экономическое преступление [45, с. 24].
Этот подход ближе всего к понятию «беловоротничковаЯ преступ­ность», которую автор этого термина Э. Саттерленд в 1940 г. опреде-______I_________
1 Криминология. XX. СПб., 2000. Гл. 10 (автор В. В. Колесников). С. 314-315.
лил как комплекс правонарушений, совершаемых уважаемыми лица­ми с высоким социальным статусом в рамках их профессиональных обязанностей И с нарушением доверия, которое им оказывается. '
Несколько шире определение, предложенное Бу Свенсоном: «Эко­номическое преступление — это длящееся, систематическое, наказуе­мое деяние корыстного характера, осуществляемое в рамках легаль­ной хозяйственной деятельности, составляющей саму основу этого деяния».1
В отечественной криминологии также нет единого представления об этом явлении (подходы к его оценкам приведены выше).
По мнению А. М. Яковлева, экономическая преступность включает все преступления, которые посягают на экономическую систему стра­ны и совершаются лицами, выполняющими определенные функции в системе экономических отношений. Понятия «экономическая пре­ступность» и «преступность в сфереэкономики» он рассматривает как аналогичные.2
Несколько уже определяет экономическую преступность В. В. Ко­лесников, который йойймает под этим явлением экономическую дея­тельность, осуществляемую в сфере бизнеса криминальными метода­ми и имеющую целью достижение незаконного обогащения.3
С точки зрения А. М. Медведева, «экономические преступления по­сягают на экономику, права и свободы, потребности и интересы участ­ников экономических отношений, нарушают нормальное функциони­рование экономического (хозяйственного) механизма, причиняют этим социальным ценностям и благам материальный ущерб».4
Дискуссия по этой проблеме, очевидно, продлится еще долго, но дело, собственно, не в самих определениях, а в том, что из них следует. От того, что понимаете под экономическими преступлениями, а соот­ветственно и экономической преступностью, зависят как минимум гра­ницы предмета криминологического исследования этого явления и организация противодействия преступности в сфере экономики. Во вся­ком случае, это относится к компетенции такой структуры органов внут­ренних дел, как аппараты по борьбе с экономическими преступлениями.
1 См.: Криминология. XX, СПб., 2000. Гл. 10 (В. В. Колесников). С. 314-315.
2 Яковлев А. М. Социология экономической преступности. М.: Щука, 1988. С. 6.
3 Колесников В. В. Экономическая преступность и рыночные реформы. Поли­тико-экономические аспекты. СПб., 1994. С. 53.
4 Медведев А. М. Экономические преступления: Понятие и система//Совет-ское государство и право. 1992. Ms 1. С. 81.
Мы полагаем, что преступность в сфере экономики включает соб­ственно экономические преступления (экономическую преступность) и иные преступления в сфере экономики (т. е. преступления против собственности; условно можно назвать их общеуголовными: кража, мошенничество, грабеж, разбой, вымогательство и др.).
Экономические преступления — это преступления, совершаемые в сфере экономической деятельности ее непосредственными участ­никами (все составы преступлений, предусмотренные ст. 22 УК РФ), и иные Преступления, так или иначе связанные с экономической дея­тельностью и непосредственно или опосредованно препятствующие ее осуществлению в рамках закона. Это различные формы злоупо­требления экономической властью, служебным положением, взяточ­ничество, различные проявления коррупции, лоббирование, а также насильственное внедрение в управление коммерческими структура­ми. Субъекты этих преступлений легально находятся вне предпри­нимательства, бизнеса, но фактически могут решающим образом влиять на принятие экономических решений.
Экономические преступления, как правило, совершаются без на­силия. Исключение — монополистические действия и ограничение конкуренции (ч. i ст. 178 У К РФ), принуждение к! совершению сдел­ки или отказу от ее совершения (ч. 2 ст. 179 У К РФ), контрабанда (ч. 4 ст. 188 У К РФ), совершаемые с применением насилия или угро­зы насилия.
Принуждение к принятию «охранных» услуг, вымогательство и иные насильственно-корыстные преступления, направленные против участников экономической деятельности именно в связи с их деятель­ностью, мы относим к иным преступлениям в сфере экономики и не включаем в экономическую преступность. Вместе с тем, учитывая их непосредственную связь с ролевой вйктимностью жертв, занятых в сфере предпринимательской деятельности, мы рассматриваем некото­рые ситуации этих преступлений в рамках виктимологии экономиче­ской преступности.
Криминологическая классификация рассматриваемых преступле­ний не может абсолютно совладать с уголовно-правовой, поскольку криминологический подход jc анализу экономической преступности лишь относительно ограничен рамками действующего уголовного за­конодательства. Формальные ограничения этими рамками исключили бы возможность выявления криминальных связей различных категорий преступников, действующих непосредственно в сфере экономической
деятельности или, условно говоря, на ее ближайшей периферии, а это очень важно для понимания и оценки значимости ряда факторов де­терминации экономической преступности. Не только научные иссле­дования, но прежде всего следственно-судебная практика свидетель­ствуют, что «в современном обществе экономическая преступность не могла бы существовать в таких масштабах, если бы не имела крепких тайных корпоративных связей как с политическим истеблишментом, так и уголовным миром. Бизнесмен-деликвент и коррумпированный чиновник быстро находят взаимопонимание. Их сближает общий интерес — извлечение личной выгоды в обход установленных пра­вил».1
Экономические преступления при всем их различии имеют три ос­новных интегративных признака:
а) они причиняют вред охраняемым законом эконо'мическим инте­ресам;
б) совершаются участниками экономических отношений (субъекта­ми экономической деятельности и лицами, которые легально не являются таковыми, но, как правило, используют свои властные полномочия для криминального вмешательства в эту деятель­ность);
в) большая их часть преследует цель получения имущественной вы­годы.
Кроме того, большинство экономических преступлений, посколь­ку они задевают интересы отдельных граждан (независимо от их ме­ста в экономических отношениях), имеют ярко выраженные викти-мологические характеристики. Присущие многим (но не всем!) экономическим преступлениям анонимность, отсутствие персонифи­кации жертв и отсутствие прямого контакта с жертвой в этом смьгсле ничего не меняют/ (В данном случае потерпевшие, жертвы — физи­ческие лица,)3
Составы преступлений, включенные в гл. 22 УК «Преступления в сфере экономической деятельности», можно подразделить на несколь­ко групп, каждая из которых имеет свои виктимологические характе­ристики:
1 Криминология. СПб. 1998. С. 285.
2 Криминология. XX век. С. 334.
3 Позиция относительно жертвы — юридического лица здесь не рассмат­ривается.
1. Преступления, связанные с незаконными действиями должност­ных лиц государственных органов и органов местного самоуправ­ления, препятствующих законной предпринимательской дея­тельности (ст. 169).
Виктимологический признак состава — причинение крупного ущерба; потерпевшие — участники экономической деятельности, предприниматели.
2. Преступления, связанные с нарушением порядка осуществления предпринимательской* деятельности: незаконное предпринима­тельство (ст. 171); незаконная банковская деятельность (ст. 172); лжепредпринимательство (ст. 173); легализация (отмывание) де­нежных средств или иного имущества, приобретенного незакон­ным путем (ст. 174); приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст, 175).
Виктимологические признаки этой группы преступлений — при­чинение крупного ущерба гражданам и извлечение Дохода в круп­ном и особо крупном размере, что связано в ряде случаев также с причинением материального ущерба (ст. 171-1?3). Потерпевшие — лица, как связанные с коммерческими структу­рами сравнительно длительными договорными отношениями (например, вкладчики средств в коммерческие структуры, неза­конно занимающиеся банковской деятельностью), так и не имею­щие таких отношений.
3. Преступления, связанные с нарушением прав и причинением
ущерба кредиторам: незаконное получение кредита (ст. 176);
злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности
(ст. 177); преднамеренное банкротство (ст. 196); фиктивное бан­
кротство (ст. 197). i
Виктимологический признак указанных преступлений — причи­
нение крупного ущерба, а также — уклонение от погашения за­
долженности в крупном размере, что ведет к причинению круп­
ного ущерба (ст. 177).
Потерпевшие от этих преступлений — предприниматели, иные лица, понесшие денежные потери.
4. Преступления, связанные с проявлениями монополизма и недо­бросовестной конкуренцией: монополистические действия и огра­ничение конкуренции (ст. 178); принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения (ст. 179); незаконное использование
! товарного знака (ст. 180); заведомо ложная реклама (ст. 182); не­законное получение и разглашение сведений, составляющих ком­мерческую или банковскую тайну (ст. 183). Виктимологические признаки преступлений этой группы — на­силие или угроза применения насилия; уничтожение или повреж­дение чужого имущества либо угроза его уничтожения (ст. 178, 179), угроза распространения сведений, которые могут причи-,нить существенный вред правам и законным интересам (ст. 179), крупный ущерб (ст. 180,183), значительный ущерб (ст. 182). Виктимологические последствия преступлений, связанных с про­явлениями монополизма, влекут материальные потери не только для предпринимателей, но и для потребителей, недобросовестная реклама может иметь следствием также причинение вреда здоро­вью граждан. Потерпевшие от этих преступлений — лица, непос­редственно занятые в сфере бизнеса, и лица-потребители товаров и услуг.
5. Преступления в сфере обращения денег и ценных бумаг: злоупот­ребления при выпуске Ценных бумаг (ст. 185); изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186); изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных и иных платеж­ных документов (ст. 187).
В составах указанных преступлений (кроме ст. 185) нет указаний на крупный ущерб (потерпевшие в данном случае — инвесторы), но сам их характер подразумевает причинение материального ущерба многим л*щам (потерпевшие в данном случае — инвесто­ры, держатели подлинных расчетных документов, лица, получив­шие поддельные деньги вместо подлинных).
6. Преступления, связанные с нарушением прав потребителей: обман потребителей (ст. 200). Потерпевшие от этих преступлений — практически все граждане страны, потребляющие товары и ус­луги.
7. Валютные преступления: незаконный оборот драгоценных ме­таллов, природных драгоценных камней или жемчуга (ст. 191); нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней (ст. 192); невозвращение из-за границы
j средств в иностранной валюте (ст. 193).
18. Таможенные и налоговые преступления (контрабанда (ст. 188); уклонение от уплаты таможенных платежей (ст. 194); уклонение
гражданина от уплаты налогов (ст. 198); уклонение отуплаты на­логов с организаций (ст. 199)). Преступления, отнесенные к 7-й и 8-й группам (кроме ст. 188 УК РФ), в виктимологическом плане менее показательны.1
Значительная часть экономических преступлений совершается пу­тем обмана или злоупотребления доверием партнеров по бизнесу и лиц, так или иначе доверившихся преступникам, действующим в сфе­ре экономики. В криминологии это явление обозначается как финан­совое мошенничество.
Потерпевшими от экономического мошенничества, как и любого эко­номического преступления, являются физические лица, участвующие в процессе экономической деятельности либо являющиеся представите­лями больших групп населения, например обманутые вкладчики. Спе­цифика российского экономического мошенничества состоит в том, что начало обману населения положило государство акциями по обесцени­ванию денежных накоплений граждан, «дикой» приватизацией и т. д. Вслед за этим масштабные мошенничества стали совершать «финансо­вые пирамиды», обреченные на банкротство частные^анки и фонды и Т. д. Обманутыми оказались 30 млн человек [45, с. 253].
Самая многочисленная категория жертв экономических преступле­ний, «авторами» которых являются субъекты, действующие в этой сфере, — потерпевшие-потребители, но эту виктимологическую роль они исполняют не в одиночестве.
Оперативно-следственная практика свидетельствует, что лица, не­посредственно занятые в бизнесе, обладают вцрокой профессиональ­но-ситуативной потенциальной виктимностью, а многие из них стано­вятся жертвами преступникор.
Эта категория потенциальных жертв И реальных потерпевших от пре­ступлений включает различные их психологические типы. Как соци­альный тип, это жертвы (потерпевшие) — предприниматели (бизнесме­ны).
Потерпевшими от экономического мошенничества формально при­знаются фирмы, предприятия, коммерческие структуры, но реальны­ми жертвами, лично понесшими материальные потери и травмирован-
' Предлагаются и иные группировки экономических преступлений. См.: Вол-женкинБ. В. Экономические преступления. СПб., 1999. С. 55-57. Тюнин В. И. Уголовное законодательство и экономическая деятельность. СПб., 2000. С. 203-205.
ными психологически, являются преимущественно руководители, ак­ционеры, служащие или рабочие предприятий, учреждений, фирм. По данным анкетирования, 250 предпринимателей в Москве, Санкт-Пе­тербурге, Нижегородской, Ивановской, Уфимской областях являются потерпевшими от экономического мошенничества. Это преимуще­ственно мужчины — 79%; женщин соответственно 21%.'
Среди жертв-предпринимателей удельный вес лиц с высшим и спе­циальным образованием заметно выше, чем в других преступлениях. Эта личностная характеристика проявляется виктимозначимо: чем более высок4образовательный уровень владельцев и сотрудников фир­мы, тем меньше экономических мошенничеств в отношении нее совер­шается.
С виктимологических позиций поведение жертв (потерпевших от экономических преступлений) может быть представлено как нейт­ральное, позитивное и негативное в основном по двум признакам: на­личию или отсутствию «виктимологической вины» и объективному значению в создании, развитии и реализации ситуации преступления.
Наличие первого признака полностью зависит от того, имел ли возможность потерпевший предвидеть криминальное развитие ситу­ации и сделал ли все необходимое, чтобы ее прояснить. Второй опре­деляется детерминационным значением виктимного поведения, ко­торое может выполнить существенно различные роли в механизме преступления.
Высокая виктимность жертв-предпринимателей часто зависит не столько от «виновного» виктимного поведения, сколько от риска, не­избежного в бизнесе, особенно криминализированном, как это имеет место сегодня в России. Вынужденно рискованное поведение пред­принимателей используется преступниками, так как объективно оно почти всегда создает ситуации способствования мошенникам, а не­редко и провоцирует их на совершение преступления. Например, 87% опрошенных предпринимателей вносят предоплату за товар, что в зависимости от конкретных обстоятельств ситуации может быть и провоцирующим, и способствующим криминологическим фактором.
В то же время объективно негативным и субъективно «виновным» является поведение предпринимателя, пренебрегающего элементар­ными правилами безопасности предпринимательской деятельности.
1 Здесь и далее использованы материалы И. В. Ильина, относящиеся к харак­теристикам экономического мошенничества.
Так, только 58% предпринимателей осуществляют проверку другой стороны при заключении сделок (в том числе 2% обращались по этому поводу в правоохранительные органы). Виктимный «выход» достаточ­но показателен: жертвами мошенничества стали 100% предпринима­телей, пренебрегших проверкой, и только 22% из тех, кто проводил проверку контрагентов.
Виктимность жертв (понимаемая как зависящее от личностнр-си-туативных факторов состояние уязвимости) может быть различной по степени — от минимальной до предельно высокой и вместе с тем — «ви­новной» или «невиновной», т. е. вытекающей из той или иной формы негативного или положительного виктимного поведения,
Невиновная виктимность и виктимизированность предпринима­телей (в известной степени и менеджеров) в виде материального ущерба может быть связана-с нечестностью деловых партнеров, на­рушениями условий сделок, а нередко и с очевидным мошенниче­ством; неожиданными непрогнозируемыми решениями федеральных органов и местных администраций, касающимися изменений в нало-говбм и таможенном законодательстве, повышения арендных плате­жей, блокирования банковских счетов, и др. действиями .властей, препятствующими нормальной деятельности на рынке товаров «ус­луг (это обирание предпринимателей в конечном Счете превращается в «государственный рэкет», в первую очередь «бьющий» по малому и среднему бизнесу).
Практически повсеместно виктимйость этой категории жертв свя­зана с коррумпированностью чиновников различного ранга и положе­ния, вымогательством взяток и иными поборами (это не что иное, как «коррупционный рэкет»).
И в том и другом вариантах повышенной виктимности потенциаль­ные и реальные жертвы, по существу, беззащитны.
Криминально-виктимоЛогический аспект экономической деятель­ности связан не только с собственно экономическими преступления­ми. В России экономическая деятельность, частный бизнес уже давно стали очень опасными для тех, кто в них занят, и яе только в связи с материальными потерями. Конкурентов устраняют и путем физиче­ского уничтожения.
Бывший менеджер строительной фирмы «Кодас» Зверев «заказал» убий­ство генерального директора Томского и адвоката Алимова, представляв­шего интересы фирмы. 21 мая 2000 г. Алимов был убит. Второе убийство преступники не успели совершить, так как были задержаны. Случай тра-
i
гический, но, увы, типичный в условиях повальной криминализащш эко-

flOMHKHw


Подавляющее большинство предпринимателей (это не секрет) пла­тят" «дань* организованной преступности, что обусловливает их нигде официально не учитываемый материальный ущерб и соответственно высокую латентность реализованной имущественной виктимности. При пассивном поведении эта виктимность не перерастает в причине­ние вреда личности, здоровью и жизни, но при неповиновении и тем более активном сопротивлении преступникам положение потенциаль­ных жертв резко меняется. С высокой степенью вероятности они мо-гут стать объектом нападения, избиения (|в других случаях предупреж­дением служит, например, уничтожение имущества). Преступники не останавливаются и перед убийством, причинением тяжкого вреда здо­ровью.
Виктимность предпринимателей может быть следствием их отказа подчиняться требованиям преступников, действующих в составе орга­низованных криминальных формирований, отчислять им часть при­были за так называемую «крышу» (т. е. принудительную охрану); со­трудничать с ними (принимать в состав руководства акционерных обществ, обществ с ограниченной ответственностью, предприятий иных организационно-правовых форм, «отмывать» деньги криминаль­ного происхождения, обеспечивать льготные или безвозвратные кре­диты и т. д.); активных мероприятий по организации коллективного противодействия владельцев собственности преступникам путем со­здания служб безопасности и за счет обращения в органы внутренних дел. (Примером такой ситуации может служить заказное убийство банкира И. Кивелиди, отравленного киллером.)
Максимально высокого уровня виктимность предпринимателей до­стигает в ситуациях соперничества с организованными преступными группировками или теми участниками коммерческой деятельности, которыми они наняты для устранения нежелательных конкурентов в борьбе за приватизируемую собственность, льготные кредиты, новые рынки и т. д. \
«Виновная» виктимность предпринимателей связана с невозвраще­нием долгов, иными действиями, причиняющими ущерб другим участ­никам экономической деятельности. В этих случаях «должники» неред­ко становятся жертвами наемньгх убийц.
В группе жертв (потерпевших) — потребителей подавляющее боль­шинство составляют некритичные жертвы.
Огромное число граждан становятся жертвами преступников, дей­ствующих в сфере торговли и сбывающих потребителям недоброка­чественные товары и продукты. Производство и сбыт товаров и про­дукции, не отвечающих требованиям безопасности (ст. 238 УК РФ), не отнесены законодателем к экономическим преступлениям, но они фактически совершаются в сфере экономики, в частности в сфере потребительского рынка, и влекут очевидные виктимологические последствия (тяжкий вред здоровью либо смерть человека или не­скольких лиц). На первом месте по сбываемым и потребляемым продуктам по виктимной опасности стоит фальсифицированная водка. Так, в 1996 г. подпольное производство водки превысило ле­гальное, а контрабандный ввоз в полтора раза превысил законопо­слушный импорт. На каждого жителя России приходится по 20 лит­ров абсолютного алкоголя в год, что более чем в два раза превышает порог душевого потребления алкоголя, с которого начинается деграда­ция народа [79, с. 260]. Однако водкой дело не ограничивается. Много­численные проверки свидетельствуют, что, всячески обходя контроль качества, готовые на все ради прибыли, предприниматели импортиру­ют в Россию продукты, срок годности которых истек. Несомненно, процесс виктимизации потребители связан и с необоснованным повы­шением цен.
Массовый характер носит обман потребителей: на начало 1997 г. каждое третье преступление экономической направленности было связано с потребительским рынком; в 1997 г. зарегистрировано 26 747, 1998 г. - U 014, в 1999 г. - 63 694 таких преступлений (ст. 200 УК РФ) [62, с. 345; 45, с. 25]. И это при огромной латентности!
В целом можно сделать вывод, что сфера экономики России в зна­чительной степени освоена организованной преступностью не только в «теневом», но и в легальном ее секторах. Организованные преступ­ные структуры наряду с обычным вымогательством стремятся вне­дриться непосредственно в предпринимательскую деятельность с це­лью захвата решающих позиций в руководстве предприятий, фирм и, в конечном счете, лишения формально законном, а в действительности преступным путем собственников их имущества.
В России также нередки криминальные способы разрешения фи­нансовых споров и удовлетворения требований, вытекающих из дого­ворных обязательств.
Этими и многими иными обстоятельствами определяется высокая потенциальная и реализованная виктимность участников экономичес-
кой деятельности. В условиях очевидной слабости правоохранитель­ных органов и судебной системы это объективно неизбежно.
^ Типология жертв (потерпевших от преступлений, связанных с экономикой)
Tun жертвы (потерпевшего) — инициативный: предприниматель, профессионален, осторожен при принятии решений, партнеров по сделкам и в целом по бизнесу систематически проверяет, хорошо раз­вито чувство опасности, использует свои финансовые возможности для обеспечения личной и имущественной безопасности, при необхо­димости идет на контакт с правоохранительными органами, законо­послушен, избегает участия в теневых сделках.
^ Тип жертвы (потерпевшего) — нейтральный: предприниматель, по­требитель товаров или услуг, ответственно относящийся к сделкам, которые он заключает, но в силу объективного стечения обстоятельств не имевший возможности осознать опасность сложившейся ситуации.
^ Тип жертвы (потерпевшего) некритичный: предприниматель, легкомысленно относящийся к сделкам, доверяющий непроверенным партнерам и др. Типичным для этого типа является, условно говоря, «виктимологическая вина».
^ Тип жертвы (потерпевшего) — некритичный: потребитель товара, услуги, вкладчик, поверивший рекламе, и т. д. Демографические и со­циально-статусные параметры — самые различные. Виктимологиче-ское качество поведения имеет в основе некритичность, неоправдан­ную доверчивость.
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.