.RU

Независимая фирма “Класс” - 5

Глава 3 описывает супружеские и семейные системы как целостное явление. Система является самодостаточным организмом, она больше, чем просто сумма ее участников, и это очень важно помнить. Далее в этой главе исследуется вклад в семейную гештальт-терапию таких областей знания, как теория поля, гештальт-психология и системное мышление. Здесь же я затрагиваю тему границ, которую затем продолжу в главе 7.
Интерактивный цикл опыта, разработанный Соней Невис, стал одним из главных средств исследования поведения систем. Его мы будем рассматривать в главе 4. В этой главе мы также обсудим концепцию осознавания и процесс его прерывания внутри семейных систем. Кроме того, здесь будет изложено мое представление о роли терапевта как практика-наблюдателя.
Глава 5 посвящена дальнейшему обсуждению темы осознавания и связанными с ним изменениями. Мы рассматриваем различные модели осознавания и его взаимосвязи с энергией, действием, контактом и сопротивлением. Мы также представляем парадоксальную теорию изменения и ее использование для поддержания того, “что есть”, а также предупреждаем читателя об опасности интерпретации. Глава завершается кратким описанием поведения терапевта в ситуации типичной семейной сессии.
В главе 6 мы исследуем сопротивление как способ контакта и одновременно как бессознательные модуляции осознавания. Я рассматриваю различные типы сопротивления и привожу примеры того, как они становятся привычными характеристиками различных супружеских или семейных систем.
Основными темами главы 7 являются границы контакта и управление ими. Я показываю, каким образом границы могут формировать значение, как терапевт может научиться распознавать границы, подходить к ним, воздействовать на них и поддерживать их. Конец главы посвящается обсуждению терапевтических границ – особому способу управления границами в течение терапевтической сессии.
Описанные семь глав объединены в раздел “Теория”, хотя в них содержится не только теоретический, но и практический материал. Оставшиеся же главы принадлежат разделу “Практика” и в большей степени ориентированы на практическое применение изложенных теоретических принципов и технических приемов. Главу 8 я начинаю с азов внедрения в семейную систему, состоящую из двух людей. Используя осознавание как главное средство, я показываю, как организовать терапевтическую ситуацию; как избрать способ интервенции; как оценить достоинства и недостатки системы; как работать с содержанием, с полярностями, с сопротивлением; а также значение взаимного дополнения и средней позиции.
Опираясь на теоретические принципы и опыт практической работы с супружескими парами, я перехожу к главе 9, посвященной работе с семьей. Обсуждение работы с семейными системами базируется на положениях и ориентирующих принципах, являющихся основой для терапевтических интервенций. Эти положения и принципы включают в себя признание хорошего функционирования, определение семьи и ее субсистем, а также динамику системы "родитель-ребенок". Главу завершает случай из практики. (Основные материалы для восьмой и девятой глав были предоставлены Соней Невис, а в дальнейшем обработаны автором этой книги.)
Главы 10 и 11 посвящены особым темам, возникающим в парных и семейных системах — лживости и правдивости, горю и утрате. Эти главы, как и многие другие в этой книге, родились в результате нашего продолжительного диалога с Соней Невис.
В последней главе я возвращаюсь к концепции “хорошей формы” и эстетике гештальт-подхода, детально исследуя главные ценности гештальт-терапии. В общих чертах я описываю достижения в области гештальт-терапии и обобщаю ее кардинальные ценности и ведущие принципы. Полагаясь на эти ценности, мы получаем возможность выбора и осознанного действия. Однако неизбежный выбор часто порождает чувство “сожаления”, и это чувство также станет темой отдельного разговора.

Заключение


Эта книга стала результатом многолетней работы и многих вечеров, проведенных с любимыми коллегами. Всего этого могло бы и не произойти, если бы мы не были так искренне преданны делу улучшения жизни людей. Надеюсь, что наши усилия не пропадут даром. Мне приятно представить эту книгу вам – терапевтам, которые последуют за нами, как я следовал за своими учителями. Хотелось бы, чтобы мой труд помог вам следовать по собственному пути, облегчая вашу ношу и освещая вашу дорогу.

^ 2. В поисках хорошей формы


Я не знаю, искусство ли это, но знаю, что мне нравится.
Неизвестный
С самого начала своего клиентского опыта в гештальт-терапии я заметил: какой бы симптом я ни предъявлял терапевту, покидая его кабинет, я чувствовал себя настроенным более дружественно к источнику тех болезненных и навязчивых переживаний, которые приносил на терапию. Уходя от терапевта, я признавал, что моя тревога, навязчивость или сложные умопостроения были моими творческими усилиями по преодолению кризиса. Со временем, приобретая опыт, я начал понимать, что та или иная моя “жалоба” была не так уж плоха, скорее наоборот – она становилась хорошим способом решения моих актуальных проблем. Я стал понимать, что мои симптомы вполне “добродетельны”, имеют эстетическую ценность и особый смысл, а моя “проблема” — это поиск нового баланса и хорошей формы.
Гештальт-терапия является системой и методом понимания и возможного изменения человека. Она опирается на творческое начало самого человека. Стоявшая у истоков гештальт-терапии Лаура Перлз говорила, что “основные идеи гештальт-терапии носят скорее философский и эстетический, нежели технический характер”. Гештальт-терапия – это экзистенциальный и феноменологический подход, а соответственно – чувственный и экспериментальный... Почему мы называем наш подход гештальт-терапией? “Гештальт” – концепция целостности (Ein Ganzheitsbegriff). Это понятие является структурированной реальностью и отличается от составляющих ее компонентов. Фигура выходит из фона и находится на переднем плане, она “существует”1.
Формирование и разрушение гештальта2 становится не просто утилитарным, но и эстетическим процессом. Это относится как к одному человеку, так и к любым человеческим системам. Когда семейная пара или семья успешно справляется с проблемами, она способна испытать чувство целостности, завершенности, согласованности, она готова постичь красоту происходящего. Завершенный гештальт – это полностью “вызревшие” переживания, которые мы осознаем. Мы приобретаем опыт, который ассимилируем и при случае можем им воспользоваться. Он доставляет эстетическое удовольствие и подтверждает нашу собственную значимость в качестве человеческих существ. Это состояние мы и называем “хорошей формой”.
Незавершенный гештальт3, то есть неразрешенная проблема, изводит семью или супругов, портит им настроение, ссорит их между собой и постоянно фрустрирует их. Незавершенный гештальт не может приносить эстетического удовольствия.
Концепция “хорошей формы” основывается на плавном формировании и разрушении гештальта с помощью процесса осознавания, мобилизации энергии, действия, контакта на границе взаимодействия, завершения (новое знание) и выхода (новые границы). В этом простом и естественном процессе я вижу эстетику человеческого общения в терапевтической ситуации, а также хорошую форму для терапевтических интервенций.
В течение всей жизни человек постоянно сталкивается с трудностями. Можно сказать, что жизнь – это процесс разрешения разнообразных проблем, и было бы большим упрощением считать этот процесс лишь патологическим симптомом или механической реакцией. Гештальт-терапия рассматривает “патологию” как прерывание естественного процесса, которое приводит к повторяющимся, подчас отчаянным усилиям разрешить проблемы. В этом контексте патология рассматривается как “торможение”, которое, в свою очередь, приводит лишь частичному решению проблемы. Из чего следует, что каждый “симптом”, каждое “заболевание”, каждый “конфликт” – это попытки сделать жизнь более приемлемой, хотя мы вместе с нашими близкими платим высокую цену за такие усилия.
Когда семья или супружеская пара “застревает” на решении своих проблем, снова и снова повторяет свои неудачи, прерывается естественный ритм общения с людьми. Рассматривая семью или пару как единую “фигуру”, которая старается преодолеть тупик, мы получаем возможность увидеть хорошие стороны данной системы и пронаблюдать ее попытки решить проблему. Когда действия системы синхронны, сбалансированы и взаимно дополняемы, они приводят к успеху. Семейная система, например, может “застревать” на определенном паттерне, который сам по себе не является “плохой формой”. Однако обвинение того или иного члена семьи лишено смысла. Когда же семья не ищет виновника конфликта, будь то проблемный ребенок, эгоистичный супруг или кто-то, кто “потерял голову”, и находит хороший способ решения проблемы того или иного члена семейной системы, это можно считать эстетичным.
Эстетика “хорошей формы” человеческих отношений очень схожа с эстетикой живописного полотна. Мы не критикуем стиль произведения или его содержание, мы делаем акцент на восприятии произведения в целом. “Хорошая форма”, которую мы так усиленно ищем, наблюдая за семейной системой, движется:
 от пессимизма к надежде;
 от беспомощности к приобретению навыков;
 от смятения и хаоса к ясности;
 от хождения по кругу к движению в будущее;
 от взаимных обвинений и проекции к уважению переживаний друг друга.
Хорошую форму трудно описать, но ее можно видеть и чувствовать. У нее есть качества и характеристики, которые можно исследовать. Для того чтобы стать на эстетическую позицию, вам в первую очередь необходимо "открыть" свои глаза и уши, чтобы осознать все ключевые аспекты системного процесса. Это означает, что мы не являемся простыми созерцателями живого творческого процесса, мы “присутствуем” при происходящем. Наше присутствие и интервенции провоцируют возникновение изменений. Мы усиливаем процесс осознавания и поддерживаем контакт с помощью диалога и реального взаимодействия сторон.
Далее терапевт должен согласовать интервенцию с реакциями, которые возникают у него как у наблюдателя. Все эти действия лежат в основе процесса формирования гештальта, который протекает и у самого терапевта, возбуждая его “апперцептивную массу, объем самосознания” (apperceptive mass). “Апперцептивная* масса” [[[[*Апперцепция – бессознательное оценка характеристик другого человека.] — все, что составляет основу всего его жизненного опыта.
Эстетический подход в гештальт-терапии подразумевает суждение о форме. В данном случае под формой я подразумеваю прежде всего процесс и в значительно меньшей степени содержание, качество, характеристики и так далее. Такое суждение предполагает наличие критериев красоты. Ведь красивым мы называем то, что предпочитаем чему-то другому, или то, что считаем более важным4.
Как уже говорилось в предыдущей главе, я опираюсь на очевидное и фундаментальное утверждение о том, что все психотерапевтические направления, независимо от их философской позиции, апеллируют к некоторой системе ценностей. Определение хорошей формы – в терминах человеческого поведения, терапевтической стратегии и интервенции – меняется от терапии к терапии.
Мы произносим слова, которые выявляют ключевые понятия хорошей формы в нашем языке, – “польза” или “эффективность”, равномерное распределение энергии, плодотворное решение проблемы, саморегуляция, самооценка, климат доверия, подвижные границы, контакт, подлинность, адаптация, стабильность, компетентность, активное участие, заинтересованность, достижение цели, равенство, интимность, взаимное доверие, развитие, терпимость к конфликту, различение, сопричастность и автономность, баланс, гомеостазис и т.д. Каждое из этих словосочетаний предполагает определенную ценность, которая при здравом применении приближает нас к идеалу человека и системы.

^ Эстетические ориентиры


После многих лет работы я понял: для того чтобы стать успешным терапевтом, необходимо создание собственной “хорошей формы”. В целом она состоит из четырех различных, но все же связанных друг с другом модальностей: Интерактивного цикла опыта5, личного присутствия и управления на границе контакта, понимания феноменологии и интуиции, “апперцептивной массы”. В этой главе мы будем подробно рассматривать все эти модальности. Я представлю их как часть моего подхода и объясню, как их использовать в качестве шагов по направлению к главному пути “в поиске хорошей формы”.

Интерактивный цикл опыта


Проблемы семьи или супружеской пары мы рассматриваем с позиции целостной экологической перспективы, используя модель Интерактивного цикла опыта (она детально представлена в главе 4). Смысл цикла опыта состоит в том, что выбор нашего фокуса внимания зависит от того, где мы ставим границы системы, с которой имеем дело. Выстраивая границы между собой и семьей, можно видеть, как члены семьи общаются с нами на этой границе, как они общаются между собой в ее рамках и как мы сами общаемся с ними6.
Основной фокус внимания в семейной гештальт-терапии направлен на взаимодействие членов семьи или пары друг с другом. Мы внимательно смотрим на то, как эта система может организовать определенную работу, чтобы завершить ее на данном отрезке времени.
Семейного гештальт-терапевта интересуют актуальные взаимоотношения, поэтому выяснение причин возникновения той или иной проблемы в данном случае не столь существенно. Причины нарушений поведения могут лежать в укоренившемся опыте прошлого, который мог быть конструктивным, но не соответствует актуальной ситуации. Когда такой способ поведения становится привычным и неосознанным, он повторяется в настоящем, но приводит не к желаемому результату, а к прерыванию контакта и препятствует возникновению нового, более конструктивного поведения.
Таким образом, цикл опыта является теоретической моделью, которая используется как “шаблон” и накладывается на интерактивный процесс семейной системы. С помощью осознавания, мобилизации энергии, активного действия, контакта и ассимиляции опыта рождается энергетически емкий гештальт – это и есть эстетический стандарт хорошей формы. Форма здорового развития человеческих взаимоотношений. Наши эстетические нормы признают те взаимодействия, которые возникают спонтанно, приводят к контакту и удовлетворительному завершению определенной части работы (начало, середина и концовка) в пределах заданного времени.
В рамках интерактивного цикла семейная гештальт-терапия фокусирует свое внимание на повышении осознавания того, что наши клиенты делают хорошо, и одновременно вскрывает источники конфликта и блокирования процесса взаимодействия. Блокаду или прерывание этого ритмического движения мы называем сопротивлением7 осознаванию и контакту. Эти проявления не следует отвергать, к ним надо относиться с приятием и уважением. С одной стороны, надо признать, что сопротивление может быть слепым пятном в осознавании и теневой стороной хорошей формы. С другой стороны, сопротивление демонстрирует наилучший способ разрешения интерактивной проблемы, который семейная система способна предъявить на данный момент. Таким образом, сопротивление является “статической” попыткой контакта, и поэтому в принципе считается полезным.
Однако в реальности сопротивление не может быть функциональным, так как не способствует движению внутри системы. Работа с сопротивлением в системном процессе заключается в повышении осознавания, что способствует широкому выбору способов поведения. Такая терапия может высвечивать различные стороны интерактивного существования системы, используя при этом разнообразные технические приемы, в том числе и эксперимент.
Когда терапевт рассматривает межличностные процессы системы, у него возникают собственные переживания и он тоже движется внутри собственного цикла. Терапевт отслеживает развитие осознавания и контакта в системе и одновременно испытывает собственные чувства, связанные с его позицией на данный момент. Отталкиваясь от этого внутреннего фона переживаний, он получает феноменологический ключ не только к собственной внутренней реальности, но и к тому, что может произойти “снаружи”. Семейный гештальт-терапевт фокусирует свое внимание на своих внутренний реакциях в терапевтической ситуации. Он обращается к своим чувствам, инстинктам, движениям, метафоричности и эстетическому восприятию системы, так же как и к тому, что он видит и слышит снаружи. Он может отметить разные свойства происходящего процесса, что, с его точки зрения, глубоко или поверхностно, неподвижно или изменчиво, энергично или вяло.
Представьте себе, что вы наблюдаете за членами семьи в их взаимодействии. Если уровень их энергии возрастает, в то время как вы еще “разогреваетесь”, это может означать, что семейная система слишком быстро проходит свой цикл. Кроме того, такое явление может быть вызвано их неспособностью к поступательному неторопливому движению вперед, стремлением к “быстрому” контакту, простым нетерпением, фрустрацией или даже сбоем во взаимоотношениях. В этом случае ваши собственные переживания могут стать материалом для возможной интервенции. Терапевту очень важно прислушиваться к собственным ощущениям, так как его переживания могут послужить инструментом для “терапевтического присутствия”.

Личное присутствие и управление на границе контакта


Свобода, которую получает терапевт, наблюдая за семьей или супружеской парой, дает ему творческую возможность понять, что происходит, распознать и назвать основные темы для работы, организовать эксперименты, которые могут обогатить их осознавание8. В результате, наряду с новым осознаванием, у системы рождается и новый интерес к себе. Чтобы ни происходило между ними, члены системы могут двигаться дальше, не страдая от прерывания контакта. Терапевт постоянно получает новый материал для наблюдения. Он становится чем-то вроде “зеркала”, предоставляя обратную связь и сообщая ей о том, что происходит с ним самим. Если же изображение перед ним меняется, меняется и отражение в нем.
Достижение такого “зеркального” присутствия терапевта предполагает наличие четко очерченных границ в его общении с системой. С другой стороны, терапевт едва ли является лишь сторонним наблюдателем, так как порой позволяет себе делать короткие комментарии. Его присутствие – настоящее, реальное – содержит в себе гораздо больше, чем просто присутствие с хорошо очерченными границами. Присутствие означает “быть здесь” – не больше и не меньше. Подлинное присутствие не следует смешивать с харизмой, стилем или властью. "Быть здесь" – значит присутствовать так, чтобы другие могли ярко, заинтересовано и полноценно заявить о себе. Такое присутствие легко почувствовать в любой момент, но его очень сложно описать словами. Это одновременно и физическое состояние, и духовная открытость; не только широко открытые глаза и “уши на макушке”, но и открытое сердце. Будучи свидетелями, мы используем все свои чувства, мысли и ощущения.

Феноменологическое восприятие и интуиция


Латинское слово “ex-ists*” [[[[*Exist – существовать (англ.).] означает “выделяться”. Глядя на супружескую пару или семью, мы ищем то, что выделяется в нашем собственном осознавании происходящего. По мере возможности избегая фиксации на содержании, мы стараемся непосредственно воспринимать то, что происходит. Как только различные аспекты поведения системы становятся очевидными для нас, мы делаем обзор-интервенцию, основанную исключительно на этих феноменологических данных. Здесь нет точного соответствия тому, что Гуссерль [[[[*Эдмунд Густав Альбрехт Гуссерль (1859–1938) — известный немецкий философ.] определял как “феноменологическое сужение”. Это интервенция, основанная на описательном анализе целостного феномена.
“На префилософской стадии эта “феноменологическая редукция” является описательным анализом рассматриваемого феномена. Такой описательный анализ, однако, должен резко отличаться от редуктивного анализа в естественных науках, при котором материал расчленяется на элементарные части и сужается едва ли не до количественных данных. С другой стороны, описательный анализ феноменологической редукции происходит в рамках акта интуитивного постижения всего феномена и его взаимосвязей. Описательный анализ ставит целью выявлять феномен в его естественной “данности” или нередуцируемой общности его структурных характеристик. На первый взгляд это может прозвучать на удивление просто, но правда в том, что все это на удивление сложно”9.
Феноменологическое понимание (“схватывание на лету”) заложено в восприятии, особенно зрительном. Взгляд – это центральный компонент эстетики, ведь эстетика (“aesthetics”) происходит от греческого слова “aisthanesthai” – “воспринимать”. Несомненно, зрение – в буквальном или переносном смысле – рассматривали как конечную меру любой теории познания.
“Для Гуссерля “конечной мерой” любой теории является то, что первоначально дано в простом видении. Термин “первоначально” касается того, что можно ощущать при прямом наблюдении; “первоначально дано” - нечто, что “наивно” по значению и, возможно, дано как существующее. Основным для всей теории, включая и теорию познания, является то, что может быть “схвачено” просто взглядом. Последователя феноменологии не беспокоят сомнения по поводу любой реальности объекта его переживания или эпистемологических теорий, согласно которым мы ограничены имманентным содержанием сознания... Феноменолога интересует то, что имеет смысл как таковое и что может быть “схвачено безусловно”. То, что можно увидеть, не нуждается в оправдании, и это конечный стандарт для любой истинно философской мысли”10.
Феноменологический подход опирается не на “анализ”, а на “синтез”. Мы используем феноменологические данные, чтобы понять поведение системы в целом. В процессе нашего присутствия переживания семейной системы могут пробуждать в нас образы, метафоры и фигуры внимания. Таким образом мы и проявляем интуицию к познанию системы в целом. В основном это работа правого полушария, которое полагается на данные, собранные левым полушарием. Но откуда же появляются эти метафоры и образы? Они возникают из того, что мы называем апперцептивной массой.

Апперцептивная масса


Апперцептивная масса – основа опыта всей жизненной истории человека, все переживания, которые и делают нас тем, что мы есть. Это наша база, “фактичность”11 и наш личный структурированный фон жизни. Апперцептивная масса состоит из воспоминаний, образов, снов, бессознательных побуждений, спонтанных телесных ощущений и т.п. Наблюдая за семейным процессом, терапевт переживает собственные спонтанно возникающие чувства, образы и метафоры и преобразует их в интервенции, усиливая осознавание. Материал, поступающий от апперцептивной массы, вызывает к жизни сиюминутный творческий процесс, а терапевт выражает его в метафорической форме, которая создает трансцендентный смысл, или в форме эксперимента, чтобы поддержать дальнейшее развитие контакта и осознавания. Все представленные здесь идеи – цикл опыта, присутствие, феноменологическое наблюдение и апперцептивная интуиция – призваны помочь терапевту обрести собственную хорошую форму для поиска хорошей формы клиентов.
Концепция хорошей формы будет изложена в следующих главах, однако подробно она будет обсуждаться только в последней главе. Детальное изложение я намеренно поместил в конец, чтобы позволить читателю сначала разобраться в принципах, техниках и примерах из практики. Между тем, для того чтобы сориентировать читателя и коротко проиллюстрировать то, что я имею в виду, когда говорю о “поиске хорошей формы”, я приведу запись сессии с семьей Хьютонов. 2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.